Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Книги

Промежуточный итог.

Книги

Очень интересный документ.

Вот откуда у Академии Наук собственность... Отмена Указа Горбачева -- далеко не очевидное зло :)

УКАЗ

Президента Союза Советских Социалистических Республик

О СТАТУСЕ АКАДЕМИИ НАУК СССР.


Collapse )
Книги

Вдруг подумалось...

Оригинал взят у avrom в Красный свиновод
"Красный свиновод" - а ведь очень точное и ёмкое определение товарища Сталина.
Он, действительно, был красным свиноводом.




_________________________________________________________________________________
PS
Вдруг подумалось: евреям все-таки стоит быть деликатнее в обсуждении революционных и послереволюционных событий в России, а также в оценке судьбы и удела русского народа. Ввиду той специфической роли, которую они сыграли. Тексты, подобные приведенному выше, могут вызвать непреодолимое желание развить метафору и напомнить, что Сталин со временем показал себя еще и прекрасным забойщиком свиней. И в подтверждение привести такую, например, таблицу: http://www.memo.ru/history/nkvd/kto/stattab4.htm.
Книги

Упокой, Господи!

Умер Василий Белов. Первый "деревенщик" ("Привычное дело"). Помню, как в 90-м я купил на книжном рынке трехтомник его прозы. Продавец -- молодой парень -- просил шесть рублей. Я аж растерялся, и дал ему двадцать. Сказал, что за книги Белова мне совесть не позволяет дать так унизительно мало. Белов, на мой взгляд, поднимался иногда до шолоховского (или даже фолкнеровского) художественного уровня. Не забыть мне уж до самой смерти потрясение от концовки "Канунов":

" — Я, Митрей, заявленье принес.
Митька, бывший навеселе, поглядел на Рогова с любопытством и сказал:
— Не приму.
— Как так?
— А так, что поступило новое распоряженье.
— Какое распоряженье?
— Такое, что верхушку и зажиточных в колхозы не принимать.
— Да какая я тебе верхушка?— Иван Никитич вплотную ступил к Митьке. — Ты што, рехнулся аль как?
Митька отступил ровно настолько, насколько подвинулся на него Иван Никитич.
— Да не я виноват-то, — оправдывался он. — Новое распоряженье... Вон и про Ольховицу говорят: у вас лжеколхоз. Напринимали, грят, кулаков, колхоз недействительный. Вот и нас объявили лжеколхозом. До выяснения личностей...
Иван Никитич стоял посреди Шибанихи, не зная, что думать. «Будут, будут они у меня в ногах ползать! — вспомнил он давнюю угрозу Игнахи Сопронова. — Попросятся, а мы не примем... »
— Так что не осуди, Иван да Никитич, — сказал Куземкин и пошел вдоль улицы. Он ритмично вскидывал голову то вправо, то влево. За день у него сложилась новая, уже председательская походка.
Руки Ивана Никитича наливались какой-то странной угрожающей тяжестью, горло начинало сдавливаться, зубы тоже сжались. Обида и страх — нет, не за себя страх, а за все семейство, за деревню, за всех добрых людей — страх и отчаяние поднимались откуда-то с ног, от самой земли, уже покрытой холодным и белым снежным саваном.
Иван Никитич пополам разорвал бумагу и бросил половинки на снег. Холодный, подвернувшийся к вечеру ветерок подхватил бумажные клочья, по-кошачьи поиграл с ними. Обрывки заперевертывались и полетели вдоль по Шибанихе".

PS
К этому отрывку хорошо идет иной текст: "Советская власть была нормальная власть, даже сталинская власть, и народ к ней приспособился. А потом началась ненормальная власть, которой народ просто не нужен. Советская власть была создана и Лениным, и Сталиным, и даже Троцким, всеми большевиками, и государство, надо признать, было создано мощное. Может быть, самое мощное за всю русскую историю. И вот его уже нет и не будет. Нет и советской власти. Я понимаю, что и я приложил руку к ее уничтожению своими писаниями, своими радикальными призывами. Надо признать. Я помню, как постоянно воевал с ней. И все мои друзья-писатели. И опять мне стыдно за свою деятельность: вроде и прав был в своих словах, но государство-то разрушили. И беда пришла еще большая. Как не стыдиться?"

PPS
И еще подробность: Белов восстановил своими руками церковь. И недавно ее ограбили. Василий Иванович слег с инсультом, и уже не встал.

Упокой, Господи, раба Твоего, Василия!