Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

ХАЛКИДОНСКИЙ СОБОР И ААЦ.

Христос воскресе!
Написал пару слов о прочитанной книге Гарегина Саркисяна "Халкидонский Собор и Армянская Церковь".

ХАЛКИДОНСКИЙ СОБОР И ААЦ.

Уважаемый Никита Казаков посоветовал мне ознакомиться с более-менее, так сказать, официальным богословием ААЦ, которое, может быть, яснее выражает ее догматику, чем сетевые богословы. В частности, порекомендовал книгу Гарегина Саркисяна Халкидонский Собор и Армянская Церковь[1]. Я с интересом взялся читать, поскольку меня интересует возможность достижения взаимопонимания в отношении термина «природа» с тем, чтобы, если получится понять словоупотребление друг друга, возникла надежда на примирение (то есть, надежда на то, что будет сказано: «А, вот в каком значении вы употребляете слово «природа»! Да, если так его понимать, то можно согласиться».), то книга меня очень заинтересовала. Особенно интересно мне стало, когда я увидел пример с возможностью говорить об одной человеческой природе при утверждении, что в человеке, строго говоря, две природы: душа и тело. Этот пример приводился неоднократно и православными богословами (и часто — в контексте христологии).
И вот я прочитал в книге изложение взгляда Мовсеса Хоренаци (V в.), высказанного в его Книге писем:
«Хоренаци открывает свой трактат весомым утверждением идеи относительно “одной природы”. Эта идея, данная в первой фразе, является краеугольным камнем всего трактата. Он говорит, что как живые существа, составленные из многих элементов, имеют только одну природу, так и природа одного единственного существа должна быть одной. По тому же самому принципу, согласно Божественному Писанию, Слово Воплощенное – одна природа. Тот, кто делит это единство, ошибается и должен быть опровергнут.
Никто не может понять “как” в работе Бога. Это просто непостижимо, подобно формированию костей ребенка в утробе беременной женщины. Так, великий пророк говорит нам, что Бог по одному своему слову создал мир и человека, но он не говорит нам как или из чего он создал их. Поэтому мы должны ограничиться тем, что говорит Писание и не создавать проблем. Хотя сам Моисей знал всю науку египтян относительно сотворения и движения сотворенного, он не говорил ничего от себя или от приобретенных знаний, но только то, что Святой Дух показал ему. Греческая наука также может доказать это, потому что греки в их поиске знаний получили помощь от Моисея. Они поняли человека как бытие, составленное из четырех элементов и душу из трех частей. Итак, как же так получается, что человек, сформированный из этих элементов, должен называться “одной природой”? Два не смешиваются; плоть – не душа, и душа – не плоть. Каждое имеет свои собственные свойства. Различие этих двух не разрушается их единством.
Воплощение Слова должно пониматься таким же образом. Если мы не можем понять, как это произошло, то мы не должны этому удивляться, потому что сошествие Христа превыше всех чудес. Поэтому исповедникам истины надлежит говорить: Одна природа»[2].
Далее следует цитата из Книги писем:
«Но если некоторые, считая ответ невозможным, предполагают обратное, то есть будто надлежит говорить: “Две природы”, то пусть они знают, что та же самая невозможность распознается [и в случае] человека, и это [видно] не только через философские категории, но также и в богодухновенном Священном Писании»[3].

Затем я прочитал изложение взгляда современника и, по всей видимости, соратника Мовсеса — католикоса Иоанна Мандакуни в трактате Доказательство:
«[Мандакуни] пытается показать, что те, кто говорят о многих природах и стремятся отыскать божественную сущность (которая является недоступной познанию), глубоко ошибаются. Они напоминают людей, которые серьезно заболели; правоверные врачи (то есть православные Отцы) использовали различные методы излечивания их от болезни. Чтобы показать им истину, они в качестве примера приводят человеческую природу. Он оправдывает этот метод, говоря, что они должны были использовать диалектику тех, кто боролся с православным учением. Здесь в оправдание этой процедуры он ссылается на св. Павла (см.: 1 Кор. 9: 20). Так, они приходили к еретикам в качестве физиков и исследовали человеческую природу, чтобы показать им, что очевидно природа плоти, души и духа – различные вещи, но все же человек – одна природа. Но так как он, один из этих различных природ, есть нечто, что остается недоступным для поиска, то тот, кто ищет, мечется в сомнениях (см.: 1 Кор. 2: 11)»[4].

Автор приводит и цитату, где Мандакуни спрашивает об этом «мечущемся в сомнениях»:
«Итак, если его самый близкий друг или даже он сам не может отыскать [природу] человека, сделанную единой из многих [природ], как тогда он может постигнуть Создателя, определяя невыразимую тайну Воплощения? Если такова тайна, то это – не тайна. Поскольку [в этом случае] ищущий, который определяет, должен считать себя больше и выше Того, кто получает [свое] определение. Видите погибель этого ложного пути? О таких людях Павел сказал: “Они потерпели кораблекрушение в вере” (1 Тим. 1: 19). Но мы не должны исследовать больше признания его как Всемогущего, Создателя и Господа. Точно так же акт творения – как Бог создал нас из ничего – превыше всякого понимания. Только Создатель знает»[5].

Итак, можно сказать, что в этих текстах под «природой» понимается нечто, весьма сходное с тем, что называется «частной природой/сущностью». Разумеется, представление о двух частных природах во Христе, не соединенных так, чтобы можно было говорить об одной (единой) природе, представлялось армянским богословам несторианским разделением единого Христа на двух: Бога и человека. Мандакуни говорит:
«Вы видите, Он [Христос] называет себя образом, лучом, от света воссиявшим для нас; Он никогда не говорит о двух вещах, движущихся рядом или ходящих параллельными дорогами; каждое бытие отлично от другого, как Петр и Иоанн, путешествующие рядом к [той же самой] цели. Неприемлемо этих двух (Петра и Иоанна) рассматривать как одно»[6].

Возможно, армянские и православные богословы согласились бы с понятием «сложная природа», когда речь шла о человеке. Впрочем, достигнута была бы лишь иллюзия согласия, что сразу стало бы очевидно, когда речь зашла бы о Христе. Потому что, начиная со времени отцов-каппадокийцев, православные говорили об «природе/сущности» как общем, а частному усвоили наименование «ипостась». Соответственно, пример с человеческой природой для халкидонитов мог быть использован в христологии только как пример возможности существования сложной ипостаси (то есть обладающей не одной природой). Ведь «природа/сущность» для халкидонитов — это то, что объединяет ипостаси одной природы в один вид «человек». Каждая человеческая ипостась — сложная ипостась двух природ, а о человеческой природе мы может говорить в том смысле, что каждая человеческая ипостась состоит из души и тела и, таким образом, принадлежит к виду «человек», состоящем из сложных ипостасей. То есть говорить о человеческой природе/сущности и единоприродности/единосущии всех людей можно только потому, что это вид сложных двуприродных ипостасей. Но, как неоднократно говорили халкидониты, разъясняя свою позицию, не существует «вида», к которому принадлежал бы Христос, так как не существует другой такой сложной Ипостаси. Говорить об одной/единой «природе/сущности» Христа означает признать Его не-единосущным/не-единоприродным ни Отцу и Св. Духу, ни людям. Потому что сущность/природа божественных Ипостасей — только божественная, а сущность/природа человеческих ипостасей — только человеческая.
Пролистав книжку я не увидел примеров, чтобы армяне-антихалкидониты вообще когда-либо обращали внимание на различие употребления слова «природа» с халкидонитами и пытались прийти ко взаимопониманию. Собственно, я вообще не увидел примеров понимания/непонимания. Не увидел и отношения к тому пониманию «сущности/природы» как общего, которое им было известно через Давида Анахта.
Вместе с тем я не увидел и внятного изложения учения ААЦ о значении слова «природа» ни в значении, которое примерно понял как «частная природа», ни в значении, которое можно было бы понять как «общая природа».
________________________

Приходится сделать вывод, что прочитанная мною книга не прибавила мне ни понимания словоупотребления армян-монофизитов, ни уверенности, что у них есть хоть какое-то понимание словоупотребления православных.   



[1] Саркисян Г.С Халкидонский Собор и Армянская Церковь. Перевод с англ. – Е. В. Карчагина.- Св. Эчмиадзин: Первопрестольный Св. Эчмиадзин, 2014. - 240 с.
[2] Саркисян Г.С Халкидонский Собор и Армянская Церковь. С. 169—170.
[3] Там же. С. 170.
[4] Там же. С. 174.
[5] Там же.
[6] Там же. С. 173—174.
Tags: Богословие, Ипостась, Сущность и ипостась
Subscribe

  • ВАКЦИНА И ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РПЦ.

    Неверно говорить, как это делают некоторые, что российская вакцина Sputnik V (и многие другие, и от многих болезней) непосредственно содержит клетки…

  • ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

    Прочитал фрагмент текста "библеиста" Эрмана: https://vk.com/wall-168224138_4870 То есть вот, читая эту попсу, православные священники…

  • ЛОГИКА :)

    «Каппадокийцы отделили понятие причины от времени, с которым оно было связано по необходимости. Нет никакой необходимости связывать…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 10 comments

  • ВАКЦИНА И ОСНОВЫ СОЦИАЛЬНОЙ КОНЦЕПЦИИ РПЦ.

    Неверно говорить, как это делают некоторые, что российская вакцина Sputnik V (и многие другие, и от многих болезней) непосредственно содержит клетки…

  • ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!

    Прочитал фрагмент текста "библеиста" Эрмана: https://vk.com/wall-168224138_4870 То есть вот, читая эту попсу, православные священники…

  • ЛОГИКА :)

    «Каппадокийцы отделили понятие причины от времени, с которым оно было связано по необходимости. Нет никакой необходимости связывать…