Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

К одному недавнему разговору.

Режиссер Андрей Звягинцев:
«люди приспособили существо Христова учения к своим плоским властным нуждам, к своим скудным рабским представлениям. Принимать дары от людей, которые творят беззаконие, воруют и бесчинствуют, – ведь нельзя же не знать, из рук каких благодетелей принимаются эти дары: часы стоимостью в десятки тысяч долларов, кабриолеты и часовни, это ли не ложь пред Создавшим нас?! В то время как долг священнослужителей пред Богом обличать неправду в глазах людей, давать нравственную оценку неправедным деяниям, они молчат, они “соработничают”. Они давно превратили Христа в пугало, в Петрушку, которого вынимают из кармана “по надобности”, они давно не служат посредниками между Господом и людьми, но трудятся ради собственного благополучия. Можно лишь посочувствовать им. И тем, кого они вводят в заблуждение, отодвигая Бога от человека в слишком трансцендентную даль, а не сближая в интимной духовной глубине человека с откровением о нем самом, даримым Богом в каждый миг бытия. Задумайтесь, что бы сделал Христос, если бы явился в кабинет к такому служителю?»
«фильм был только снят в Териберке, но речь там идет не о ней. Териберка — прекрасное, дивной красоты место. В нашем фильме снимались местные жители, но фильм снят не о них, он о стране в целом. Этот фильм — вымысел, но подсмотренный в жизни, не в Териберке, не в Мурманской области, не о людях севера рассказ, рассказ о людях вообще. Мы прекрасно ладили с териберчанами, мы жили у них в домах. Никто не думал никого очернить, и уж тем более поселок Териберка».
Писатель Ганс Христиан Андерсен:
«Так вот, жил-был тролль, злой-презлой — это был сам дьявол. Как-то раз у него было прекрасное настроение: он смастерил зеркало, обладавшее удивительным свойством. Все доброе и прекрасное, отражаясь в нем, почти исчезало, но все ничтожное и отвратительное особенно бросалось в глаза и становилось еще безобразнее. Чудесные пейзажи казались в этом зеркале вареным шпинатом, а лучшие из людей — уродами; чудилось, будто они стоят вверх ногами, без животов, а лица их так искажались, что их нельзя было узнать.
Если у кого-нибудь на лице была одна-единственная веснушка, этот человек мог быть уверен, что в зеркале она расплывется во весь нос или рот. Дьявола все это ужасно забавляло. Когда человеку в голову приходила добрая благочестивая мысль, зеркало тотчас строило рожу, а тролль хохотал, радуясь своей забавной выдумке. Все ученики тролля — а у него была своя школа — рассказывали, что свершилось чудо.
— Только теперь, — говорили они, — можно видеть мир и людей такими, какие они на самом деле.
Они повсюду носились с зеркалом, и в конце концов не осталось ни одной страны и ни одного человека, которые бы не отразились в нем в искаженном виде. И вот они захотели добраться до неба, чтобы посмеяться над ангелами и над Господом Богом. Чем выше поднимались они, тем больше гримасничало и кривлялось зеркало; им трудно было удержать его: они летели все выше и выше, все ближе к богу и ангелам; но вдруг зеркало так перекосилось и задрожало, что вырвалось у них из рук и полетело на землю, там оно разбилось вдребезги.
Миллионы, биллионы, несметное множество осколков наделали гораздо больше вреда, чем само зеркало. Некоторые из них, величиной с песчинку, разлетелись по белу свету и, случалось, попадали людям в глаза; они оставались там, а люди с той поры видели все шиворот-навыворот или замечали во всем только дурные стороны: дело в том, что каждый крошечный осколок обладал той же силой, что и зеркало.
Некоторым людям осколки попали прямо в сердце, — это было ужаснее всего — сердце превращалось в кусок льда. Попадались и такие большие осколки, что их можно было вставить в оконную раму, но сквозь эти окна не стоило смотреть на своих друзей. Иные осколки были вставлены в очки, но стоило людям надеть их, чтобы хорошенько все рассмотреть и вынести справедливое суждение, как приключалась беда».
______________________________________
Вот это самая дрянная вещь в искусстве (если оно претендует не на то, чтобы быть выражением своего собственного мира, а на то, чтобы «видеть мир и людей такими, какие они на самом деле») — рассказывать «о людях вообще». Или — «о попах вообще», или — «о стране в целом»...
Если в твоем фильме нет места людям, с которыми ты прекрасно ладил, жил в их доме, ты — клевещешь. И на страну в целом, и на людей севера, и на этих вот «териберчан». Даже на попов клевещешь. Это в твоем сердце им — всем — места нет.
И не надо спрашивать, защищая право художника бичевать пороки: «А что, такого в жизни нет?!». Есть, конечно. В жизни много чего есть. Это как я изобразил бы «людей вообще» — сплошь безглазых. А когда мне намекнули бы, что как-то не очень похоже на жизнь, я бы обиделся: «А что, безглазых разве в жизни нет?!» Да есть, кто ж спорит. Всё в жизни есть. Есть и "ничтожное и отвратительное". Но если ты видишь только ничтожное и отвратительное, то это у тебя случилась беда со зрением, парень. А ты думаешь, что «хорошенько все рассмотрел и вынес справедливое суждение».
Tags: Искусство, Культура, Россия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments