Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Categories:

О ПЕЧАЛОВАНИИ.

Пара слов об "Открытом письме священников в защиту заключенных по «московскому делу»" (https://www.pravmir.ru/otkrytoe-pismo-svyashhennikov-v-zashhitu-zaklyuchennyh-po-moskovskomu-delu/).
Я не знаком с фактической стороной дела, о котором ведут речь подписавшие Письмо. Поэтому высказываться о правоте/неправоте суда мне не следует. А вот Письмо я прочитал, о нем сказать могу.
Скажу, что мне неясно, почему у письма исполняющих "пастырский долг печалования о заключенных" не указан точно адресат, к которому они обращаются. Перед кем, собственно, печалуются? В Основах социальной концепции РПЦ сказано:
"Традиционной областью общественных трудов Православной Церкви является печалование перед государственной властью о нуждах народа, о правах и заботах отдельных граждан или общественных групп. Такое печалование, являющееся долгом Церкви, осуществляется через устное или письменное обращение к органам государственной власти различных ветвей и уровней со стороны соответствующих церковных инстанций".
Положим, и несколько десятков священников могут считать себя, хотя бы отчасти, церковной инстанцией. Однакоже обращаются они, по сути, к "российским гражданам" и непоименованым "людям, облеченным судебной властью и несущим службу в силовых структурах нашей страны" с общими благопожеланиями. То есть адресат "печалования" неочевиден.
Во-вторых, как один из российских граждан я должен бы получить хоть какую-то объективную информацию о фактической стороне дела. Однако ничего, кроме голословных утверждений, я не увидел.
Впрочем, я не вполне прав. В Письме есть и нечто конкретное:

"Нам было горько узнать о том, что одним из вещественных доказательств, изъятых у него, был самодельный плакат со словами протоиерея Александра Меня «Милосердие – то, к чему мы призываем» и призывом к обмену пленными с Украиной. <...> Что касается обмена пленными между Россией и Украиной, который совершился после ареста и суда над Константином Котовым, то он однозначно был поддержан Русской Православной Церковью, и оценивать его как призыв к противоправным действиям нелепо".
Мне тоже очевидно, что это нелепо. Однако я не увидел, оценено ли включенное 21-м по счету в список осмотренных (я так понимаю, изъятых у Константина Котова) фото плаката следствием, обвинением, судом "как призыв к противоправным действиям".... Зачем же использован такой негодный пример, относительно правомочности приведения которого я оставлен в неведении?
Итак, Письмо обращено "ко всем людям доброй (да и злой, видимо) воли", а не к конкретным лицам и инстанциям. То есть его функция — не столько печалование, сколько публичное сообщение о своем отношении к фактам и некий призыв. Сами факты оставлены за рамками сообщения, так как "российские граждане" должны сами искать подтверждение/опровержение сказанному (подписавшие даже поленились (?) процитировать или хотя бы дать ссылку на тексты приговоров). Зато мы "узнали", что за безобидный плакат человека посадили как "призвавшего к беспорядкам". Правда и здесь остается только верить на слово. Таким образом, нас призвали быть неравнодушными. А что нам делать, не сказали, рассчитывая, видимо, на то, что наши неравнодушные сердца сами нам подскажут. Но вот лично мое сердце ждет, что ему подскажет разум. А разум в растерянности. Ему представляется, что такие приемы "печалования" суть пропаганда с элементами манипулятивной риторики.

PS Прошу не сообщать мне здесь информацию, которую должны были сообщить те, кто подписал Письмо. Надо будет — я сам поищу.
Tags: Гносеология, Методология, Политика, Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments