Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

Причастие естества.

В качестве иллюстрации к вот этому разговору: http://kiprian-sh.livejournal.com/42066.html?thread=1479250#t1479250  -- приведу некоторые из обнаруженных мною у свт. Григория Нисского фрагментов, дающих представление о том, как он употреблял термин "причастие". Цитаты приводятся по изданию: Святитель Григорий Нисский.  Догматические сочинения. Краснодар, Текст, 2006. Цитирую подряд:


Том 1.

«Ибо не должно было оставаться и свету Его незримым, и славе незасвидетельствованной, и благости неизведанной и всему прочему, что созерцается окрест естества Божия, праздным, если бы не было наслаждающегося этим причастника. Посему если человек для того и приходит в бытие, чтобы сделаться причастником Божественных благ, то по необходимости устрояется таким, чтобы ему быть способным к причастию благ» (С. 15. Цит. с изменением. См.: PG 45, 121 BC).
«Особенное же свойство Божией деятельности — спасение имеющих в Нем нужду; а спасение действительно совершается очищением в воде, и очистившийся делается причастником чистоты; подлинно же чистое есть Божество. Видишь, что малое нечто поначалу, т.е. вера и вода, так благоуспешны; вера предоставлена нашему произволению, а вода в тесной связи с человеческой жизнью; но как велико и важно происходящее от них благо, когда в свойстве с ним состоит и Божество!» (С. 51).
«Церковь же равно как о Сыне, так и о Святом Духе верует, что Он не создан и что всякая тварь чрез причастие превысшего блага делается благою (Дух же Святый не имеет нужды в подаваемой благости, потому что благ по естеству, как свидетельствует Писание)» (С. 70).
«Естество, превысшее всякого понятия о благе и превосходящее всякую силу, как не имеющее никакого недостатка в том, что представляем себе благом, но Само составляющее полноту благ и не по причастию чего-либо прекрасного делающееся прекрасным, но сущее самим естеством прекрасного...» (С. 125).
«Ибо таково причастие Божественного блага, что в ком оно бывает, того делает большим и более восприимчивым, будучи им восприемлемо в приращение силы и великости; так что питаемый всегда растет и никогда не прекращает роста. Поелику источник благ источает их непрерывно, то естество причащающегося, так как в приемлемом нет ничего излишнего и бесполезного, все втекающее обращает в прибыток собственной своей величины; делается и сильнее привлекающим лучшее, и в большей мере вмещающим, при взаимном приращении того и другого - и питаемой силы, при изобилии благ больше и больше возрастающей, и снабжения питательным, увеличивающегося прибавлением сил в возращаемых» (С. 130).

Том. 2.

«И никто не скажет, что один в большей мере человек, потому что предшествовал по времени, а другой меньше причастен человеческого естества» (С. 36).
«Ибо подлинно к слепому и напрасно усиливающемуся слову, утверждающему, что Творец и Создатель всяческих есть тварь и произведение, присовокупляет другое слепое слово, что Сын есть нечто чуждое естеству Отца, не подобное Ему по сущности, вовсе непричастное естественного с Ним свойства» (С. 43).
«Поелику источник, начало и подаяние всякого блага усматривается в Естестве несозданном, и всякая тварь к Нему обращает взор по общению в первом благе высшего естества, к Нему приближается и делается Его причастницею по необходимости соразмерно причастию высших даров, тогда как, по свободе произволения, воспринимают оные одни в большей, другие в меньшей мере; то в твари познается большее и меньшее соответственно вожделению каждой» (С. 51).
«Посему, как не по усматриваемому в железе качеству называем сие вещество, не именуем его ни огнем, ни льдом, когда оно приняло в себя качество одного из сих веществ, так, если по учению нечестивых, допущено будет о животворящей силе, что не по сущности пребывает в ней благо, но происходит от приобщения, то уже не в собственном смысле будет именоваться благом, напротив того, такое предположение принудит представлять себе нечто иное, а именно нечто такое, в чем благо не вечно усматривается, и что, взятое само по себе, не заключается в естестве блага, так что никогда в этой силе не было блага и никогда опять не будет. Ибо если чтó по причастии лучшего делается благом, то явно, что оно до причастия не было таковым» (С. 52 – 53).
«...представим себе не луч от солнца, но от нерожденного Солнца другое Солнце, вместе с представлением первого рождено от него осиявающее и одинаковое с ним по всему: по красоте, по силе, по светлости, по величине, по ясности, - одним словом по всему, что усматривается в солнце, и еще другой подобный Свет таким же образом, никаким временным расстоянием не отделяемый от рожденного Света, но через Него осиявающий, причину же ипостаси имеющий в первообразном Свете, Свет, который и сам по подобию с умопредставляемым прежде светом, сияет, просвещает и производит все иное свойственное свету. Ибо в этом самом у одного Света нет различия с другим Светом, когда является не имеющим ни малого недостатка или умаления в просвещающей благодати, но во всем совершенстве превознесенный на самую высшую степень, с Отцом и Сыном умосозерцается, по Отце и Сыне счисляется и Собою всем способным стать причастниками дарует приведение (Еф. 2, 18) к умопредставляемому свету, сущему в Отце и Сыне» (С. 90 – 91).
«Господь, сказав «Дух истины», немедленно присовокупил: иже от Отца исходит (Ин. 15, 26). А сего Господне слово не засвидетельствовало ни о чем, умопредставляемом в числе тварей: ни о видимом, ни о невидимом, ни о престолах, ни о началах, ни о властях, ни о господствах (Кол. 1, 16), ни о другом каком имени, именуемом не точию в веце сем, но и во грядущем (Еф. 1, 21). Посему, чего непричастна вся тварь, то, как очевидно, непременно составляет свойство и преимущество естества несозданного» (С. 158 – 159).
«...если бы, соделавшись Сыном человеческим, был Он непричастен человеческого естества, то справедливо было бы сказать, что Он, будучи Сыном Божиим, не имеет общения с Божиею сущностью» (С. 181).
«Мы говорим, что все существующее Божиею волею приведено в бытие; они то же разглашают и об Единородном. Мы веруем, что не из сущности Сотворшего тварь и в ангельском, и в этом мире; они и Его подобно отчуждают от Отчей сущности. Мы исповедуем, что все служебно воле Сотворшего; они понятие сие имеют и об Единородном. Посему, необходимо и все иное, что только представят себе о твари, прилагают и к Единородному, и чему бы ни поверили в рассуждении Единородного, предполагают сие и о твари, так что, если Господа исповедуют Богом, то обоготворят и прочую тварь; и если утвердят, что тварь непричастна Божественного естества, не будут отрицать того же мнения и об Единородном. Но ни один здравомыслящий не будет приписывать божества твари» (С. 198).
«Кроме того они признали за истину, что самый эфир, и разлитый под ним воздух, и земля, и море, и подземная часть, и на самой земле все, что есть полезного и необходимого для человеческой жизни и все прочее причастно Божеского естества; одно что-нибудь, прежде поразившее их взоры в твари, подавало повод к служению всем последующим частям творения, и они преклонялись пред каждым из сих предметов, так что, если бы и им сначала показалось непозволительным обращать с благоговением взоры на тварь, то не впали бы в такое обольщение многобожия. Тем более не должно бы страдать этим недугом нам, божественным Писанием научаемым взирать на истинное Божество и наставленным все сотворенное почитать чуждым Божеского естества, а служить и чтить одно несозданное Естество, которого свойство и признак - что оно никогда не имело начала бытия и не будет иметь конца» (С. 223).
«Ибо оного нового человека, созданаго по Богу (Еф. 4, 24), в котором обитало исполнение Божества телесне (Кол. 2, 9), через чистоту в нем нашего естества соделав родственным и близким Отцу, Он вместе с тем привлек к той же благодати и все причастное своему телу и сродное с ним естество» (С. 330).
«...все, какие ни есть Божии слова, написанные Моисеем или пророками, суть указания Божеской воли, то так, то иначе сообразно с достоинством причастников благодати озаряющие чистую и владычественную силу (ума) святых» (С. 384).
 «Будем ли разбирать то, что он почитает Сына Сыном (только) по причастности Богу, и на недопускающих этого изливает зловоние своих уст, то есть отвратительный и полный сонного бреда поток лже-умствования? Но что производить сыновей от причастности божескому естеству есть дело одних поэтов и составителей мифов, это не безызвестно каждому, кто сколько-нибудь имеет смысла. Так в стихах слагающие мифы вымышляют каких-то Дионисов, и Гераклов, и Миносов и других им подобных от совокупления богов с человеческими телами и превозносят таковых над прочими людьми на том основании, что они от причастности высшему естеству совершеннее других» (С. 443).

Могу только повторить, сказанное мною в комменте по ссылке.
Во-первых, есть места, где святитель пишет о непричастности для твари божественного естества. Кроме этого, у свт. Григория Нисского, когда он говорит о причастности, можно обнаружить такие различения:
1) Причастное по природе (= по обладанию) и, соответственно, непричастное для обладающего иной природой;
2) причастное по подаваемым свойствам, по тому, что окрест сущности.
Вот этому соответствует у свт. Григория Паламы:
1) Непричастное;
2) причастное по энергиям.
Таким образом, мне кажется несомненным, что свт. Григорий Палама правильно понимал свт. Григория Нисского, и их "формулы" вполне эквивалентны.

Tags: Дунаев, Сущность и энергии, Таинства, свт Григорий Нисский, свт. Григорий Палама
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments