Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Смущенное хихиканье...

Самая популярная газета Швеции опубликовала очень интересный материал, касающийся сходства восприятия своей страны в Америке и России.

Смущенное хихиканье — и в США, и в России
Это было в середине 1990-х. Британский тележурналист брал интервью у яркого, демократически настроенного и нередко нетрезвого президента Бориса Николаевича Ельцина, которому тогда было чуть больше 60 лет.
«Как бы вы, господин президент, описали ситуацию в стране одним словом?» — спросил журналист.
«Good», — ответил Ельцин.
«А если добавить еще пару слов?» — продолжил журналист.
«No good».
Я спрашиваю людей примерно о том же самом, пока в течение нескольких дней гуляю по мегаполису на берегах Невы. Адский холод. Но тротуары посыпаны песком тщательнее, чем в Стокгольме.
Когда у меня появляется возможность поговорить, я задаю этот вопрос — экскурсоводу в музее, водителю такси, который меня обсчитывает, официантке в кафе, как две капли воды похожем на «Старбакс», проводнику в поезде до Хельсинки и некоторым другим. «Putin dobro, Putin njet dobro?— спрашиваю я на доморощенном русском. — Putin good или Putin no good?»
Результаты моего опроса общественного мнения шокируют.
Вспоминаю, как ездил в Санкт-Петербург в 2012 году. Это был пятый или шестой визит в Россию/Советский Союз с момента моей первой поездки на Пасху 1969 года. Мы с приятелями ехали на машине и заблудились. Я опустил боковое стекло и закричал в сумрак и тьму: «Please, help me!» И представьте себе мое удивление: восемь или девять прохожих притормозили и на простом, но ясном английском языке спросили, чем мне помочь.
Вот это перемены! Десять-двадцать лет назад мой крик о помощи расценили бы как национальную угрозу. Все поспешили бы уйти подальше. А если бы кто-то и подошел, он бы глядел не на меня, а на свои ботинки. На иностранцев смотрели как на разносчиков заразы, а кто-нибудь мог и донести. Везде имелись глаза и уши.
Но теперь я наблюдал обычное здоровое любопытство. Вы откуда? Куда едете? Посоветовать вам хороший ресторан? Не скажете, куда лучше съездить, в Вену или в Берлин? Мы спрашивали, в нужном ли направлении развивается страна. Да, хорошо, dobro.
В наше ледяное время, похожее на холодную войну, не помешает вспомнить об удачном преобразовании Советов в Россию, которое провели Горбачев и Ельцин. Изоляция прекратилась. Русские могли начать вести себя, как европейцы.
Наряду с Эстонией, Латвией и Литвой Россию охотно взяли бы в НАТО. Евросоюз был готов начать обдумывать, когда Россия с точек зрения экономики и демократии сможет занять свое место в объединении. Люди начали смелее выступать в прессе, которая становилась все более свободной. Русские ехали в Лувр любоваться картинами и в Куршевель заниматься зимними видами спорта. И это были не олигархи-воры, а представители нового среднего класса, которого вовсе не существовало в ленинских мечтах. Они охотно углублялись в тему «наш президент снова сделал Россию великой». Да, самая большая страна мира снова играла в высшей лиге.
Я сидел в машине, и мой взгляд встретился с взглядом русского. Он принадлежал к молодому поколению, больше не опускающему глаза на свои ботинки.
Смена декораций. Вернемся в январь 2017 года. Получится ли у меня заставить обычных приятных жителей Санкт-Петербурга сказать, что они думают о бесцветном президенте Владимире Путине с рыбьими глазами?
Говорить о его заслугах. Ведь их немало. Владимир Путин увеличил территорию своей страны, захватив Южную Осетию в войне с Грузией и утащив большой прекрасный Крым без всяких препятствий со стороны ООН, ЕС и НАТО. А сейчас как раз усиливается война в Донецке в восточной части Украины.
Путин был третьесортным русским шпионом в ГДР. Его путь наверх проходил через городскую администрацию Санкт-Петербурга, заключившую договор с местной мафией. У Путина не было ничего, на чем можно было бы построить свою власть, — ни войск, ни политической партии, ни помощи коллег из прежнего КГБ.
«Путинские властные круги ограничены его личной охраной», — сказал один аналитик в сфере безопасности.
Вероятно, мои собеседники в России могли бы немного поныть о «плохих временах». С экономической точки зрения все плохо. Через 25 лет после краха коммунизма Россия не производит вообще ничего, что имело бы ценность для окружающего мира, — даже футболок. Единственный источник ее доходов — это нефть и газ, а цены на них сейчас низкие. Санкции против Путина, введенные за его вторжение на Украину, стали болезненным ударом.
«А мы уже начали привыкать к камамберу и прошутто, — усмехается хорошо одетый россиянин в поезде в Хельсинки. — Но теперь все стало как прежде: едим капусту. Одну только капусту».
Торговля на границе в финской Лаппеэнранте прекратилась. Московский универмаг «Стокманн» с финским правлением, это окно в мир западной роскоши, разорился. На пароме из Финляндии в Стокгольм все еще можно услышать, как по-русски объявляют «такс-фри». Но русских на борту больше нет.
Я спрашиваю, dobro Путин или njet dobro, но мне никто не отвечает. Они посмеиваются, уставившись на свои ботинки. Сдавленное, смущенное хихиканье.
Тот же самый смешок, какой я слышал от американцев, когда они поняли, что выбрали Трампа президентом (http://inosmi.ru/social/20170209/238691913.html).
_______________________________
Достойный текст! Не могу, да и лень разобраться -- чем, но чем-то неуловимым мне этот текст напоминает бездарную советскую пропаганду.
Tags: СМИ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 42 comments