Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Categories:

Смерть Бога.

Разбирая учение Лосского об ипостаси, пришел к выводу, что отказ признать "подходящим" термин "ипостасное единение" приводит к отказу от признания реальности смерти Бога на кресте.

Необходимо помнить, что смерть человека – это разлучение души с телом. Хотя и бессмертна душа, мы говорим, что человек – смертен. Потому что человек есть сложная, из души и тела составленная ипостась. Поскольку в системе Лосского «ипостась» означает иное, то его единомышленникам, чтобы быть последовательными, нужно говорить не о смерти человека, конкретной ипостаси (в святоотеческом смысле), а о расставании «личности» (как «несводимости») с частью свой природы (или – всеобщей всеединой природой). Таким образом, здесь не совсем корректно было бы назвать смерть смертью ипостаси (как разлучением души и тела, соединенных ипостасно), но только – разлучением ипостаси со своим телом. Однако, поскольку ипостась, по Лосскому, несводима к природе, то возникает вопрос, с какой же частью природы (или, какой из природ) остается ипостась. Очевидно, с душой? Но тогда не менее очевидно, что человек как ипостась не умирает, а лишь терпит некоторый урон, утрату.  И всерьез говорить о смерти человека (а человек как ипостась в святоотеческом смысле реально умирает, перестает существовать как ипостась) не приходится.

Равно и о спасительной смерти Христа говорить можно не как о чем-то призрачном, а как о реальной смерти Бога на кресте, только понимая ипостась в святоотеческом смысле. Потому что это в Нем как в человеке произошел разрыв, и тело Его лежало во гробе, а душа его спустилась во Ад. Если мы отвергаем термин «ипостасное соединение» как «неподходящий», то страшные и дарящие надежду слова свт. Иоанна Златоуста: «Бог умер за нас» — будут лишь пустой фразой, ничего реального не значащей. Однако говорит и свт. Кирилл Александрийский, проводя аналогию с ипостасным соединением в человеке души и тела: «Само Слово страдало, когда страдало тело Его, также как говорим о человеке, что страдает душа его, когда страдает только ее тело, потому что она, по своему естеству, не подвержена страданиям» (Деяния Вселенских Соборов. Т. 1. С. 153). Именно в сложную ипостась Сына вошла смерть, и Он добровольно принял разделение Себя как человека на душу и тело. «Ибо, — говорит свт. Кирилл, — по причине истинного соединения естеств для него стало собственностью тело, которое вкусило смерть»; потому и «провозглашаем смерть Бога воплотившегося» (Там же. С. 473). Именно по причине ипостасного соединения божества и человечества, принятие человеческой души и человеческого тела в свою ипостась как сложную и нераздельную, Бог Слово принимает их разлучение как Свою собственную смерть: «Он положил за нас собственную, а не чужую душу. Такое соединение необъяснимо <…> Душа и тело неразлучны с Божеством» (Там же. С. 475).

Но именно благодаря ипостасному соединению человечества с божеством, благодаря воипостасированию «зрака раба» в неразрывное единство Ипостаси Сына мы говорим, что Бог воскрес, а смерть Бога преодолена. Ибо, по слову прп. Иоанна Дамаскина, «хотя Христос и умер, как человек, и святая Его душа отделилась от непорочного тела, но божество осталось неразлучным от того и другого, то есть души и тела, и даже тогда одна ипостась не разделилась на две ипостаси» (Творения преподобного Иоанна Дамаскина. Источник знания. М.: «ИНДРИК», 2002. С. 284), и Бог, ипостасно соединенный со Своими душою и телом, вновь соединил их между собою и, преодолев смерть как их разделение, воскрес.

Tags: Ипостась
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 30 comments