Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Шедевр.

В 70-е -- 80-е годы художники делились на две довольно отчетливые части: творческие и производственные. Различие грубо можно определить так: "творческие" делали авторские работы, "производственные" воспроизводили. Причины попадания в ту или иную категорию были, скажем просто, очень многообразны. И не всегда это было справедливо. А иногда и было. Всяко было. Но, хорошими, или плохими они были, -- производственные художники были художниками.
Жизнь у художников была вольная, веселая. Работали, когда хотели. Поэтому все (и "творческие", и "производственные") пили. Пили всегда и везде, в том числе и в мастерских друг у друга. Чаще, конечно, у "производственных": их больше было...
...мы сидели в "киндейке" у Вити Пикасо ("Пикасо" -- с одной "с" -- его назвали не художники, а соседи по рабочему общежитию, где он жил, и отрабатывал проживание исполнением наглядной агитации; однажды на какой-то праздник "накрасил" он "голубя мира" Пикассо и назвал автора, да так и сам стал "Пикасо"). Я был впервые у него, хотя знакомы мы были уже года два... Пили. Ругали советскую власть, не дающую ходу настоящим талантам. Ругали Союз художников СССР с его выставками "под девизом". В какой-то момент Витя вдруг посмотрел на меня с искренней, только портвейном -- советским суррогатом христианства -- даруемой любовью, и сказал: "Х...ли ты думаешь? Я так тут и всё? Я еще... Вы же не знаете ни х...я!". Он резко вскочил и с ненавистью стал разбрасывать рулоны всякие, планшеты. Я сначала думал, что "Витя погнал", тем более, он еще и "пыхнул" незадолго до моего прихода. Нет, он добрался до стоящего где-то в самом углу холста. Вытащил, поставил на стул передо мною. Там была незаконченная "сюра". Вполне мастерская работа.
-- Вот, видишь?
-- Бомбовская сюра, Витя! Надо докрасить!
-- Я докрашу, Каро! Я ж... Ты ж видишь?
...мы продолжили пить. Говорили об искусстве, строили планы, как мы все "докрасим", да и хер с ним -- с Союзом, мы и без него художники, бля, главное, надо красить, надо закончить, Витя! надо нам завязывать бухать, и мы все накрасим, да это шедевр, ты понимаешь, бля?! да я-то понимаю, а ты видишь? ты видишь?! я ж не говно, Каро, ты ж видишь, что я художник?
И мы плакали, обнимались, клялись. И мы видели наше завтра, когда мы закончим свои шедевры. И что-то сбудется.
Витя ничего не докрасил. Между прочим, пытался. Пару раз я заставал его за работой. Но...
Я не о времени рассказываю. И не о советской власти, которая нам не давала творить. И не о том, что все сложилось бы иначе, если бы Пикасо не пил. Я о том, что почти у каждого "производственного" художника где-то в углу ждал своего часа незаконченный шедевр. Он почти никогда так и не бывал закончен. Он почти никогда не был шедевром. Его давно нет, и его не жаль. В смысле -- "шедевра" нету, выкинут. Да и художника давно нет.
Но.
Tags: Память
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments