Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

Чего боимся?

Почему я не пошел к Патриарху

1. Потому что ничего ранее неизвестного Патриарху я бы не сообщил. Он прекрасно знает своих епископов. Он глава церкви и обладает всей полнотой информации.

2. Физические возможности для встречи с Патриархом давно и глухо перекрыты. С тем же успехом можно сказать «пойди к президенту и расскажи ему о Сердюкове».

Во времена Алексия Второго священник и в самом деле имел шанс напрямую подойти к Святейшему. Не в патриархии, конечно, но во время службы. Узнав, например, о том, на каком престольном празднике будет Патриарх, приехать туда в рясе, войти в алтарь и после причастия духовенства, когда весь клир подходит под благословение к архиерею, подойти самому и что-то за минуточку сказать.

Уже два года как такой возможности для отцов не осталось. Доходит до абсурда: даже сослужащий священник, начинающий Литургию (совершающий проскомидию до приезда Патриарха) - и то не может подойти под благословение к своему архиерею. Епископ Сергий, глава протокола, своим телом и неласковым словом жестко отсекает всех, кто недостаточно высок в табели о рангах. Понятно – время Патриарха на вес золота и его надо беречь. Давно уже начали отсекать и меня. Зачем же идти туда, где тебя явно не желают видеть?

3. Записаться на прием к патриарху невозможно. Не всякий губернатор или епископ может по своей инициативе попасть к патриарху. Ну а если меня вежливо спросят «по какому вопросу?» и я скажу «пожаловаться на епископов-гомосексуалистов» - каков шанс быть принятым? Ниже нулевого. Для городских сумасшедших приема нет.

4. Можно было бы подать рапорт в письменном виде. Но именно при Патриархе Кирилле отлажена система работы с документами. Рапорт, направленный на имя Патриарха, канцелярией разворачивается и передается в профильный отдел патриархии. Там его читают и кладут на стол руководителя отдела с проектом соответствующей резолюции Патриарха (если руководитель решит эту бумагу передать дальше). И после этого рапорт вновь начинает свое странствие по кабинетам уже собственно патриаршей канцелярии. На любом этапе (если податель письма не имеет высоких «погон» любого ведомства) письмо частного лица и клирика может быть остановлено. То есть его видят десятки глаз. И у меня нет ни малейшей уверенности, что среди этих глаз не будет тех, что принадлежат к голубому лобби. Скорее есть уверенность в противоположном.

5. Знают о силе голубого лобби и сотрудники патриархии. Поэтому никто не решился бы приставить свои ноги к такому письму и пролагать ему дорогу к Патриарху. О мере запуганности духовенства говорит его нынешнее (в лучшем случае) молчание.

6. Неужели вы думаете, что за десятилетия работы и общения в патриархии я не видел, что происходит или не происходит с подобными письмами и их подателями? Не видел поразительных карьерных взлетов уже засвеченных голубков? Я же не сельский дьякон. И если я говорю, что «система очистки замусорена и глуха» - я все же знаю, что говорю.

7. Понятно, что письменное обращение к Патриарху со столь серьезными утверждениями требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы почти гарантированно станут известны покровителям их священномучителей. А вот действенная реакция Патриарха вовсе не гарантированна (что мы видим по казанской и сыктывкарской историям)</i> (http://diak-kuraev.livejournal.com/592695.html).
________________________________________
Меня заинтересовал 7-й пункт. Это странный довод. Протодиак. Кураев столь искренне и проникновенно, чуть сам не плача, говорил о слезах семинаристов, что у читателя возникло, наверное, впечатление о невыносимых мучениях этих ребят.
Но, получается, мучения вполне себе можно вынести? Если они готовы плакать, но терпеть домогательства, то... что? Получается, я правильно написал в одном из предыдущих постов: "Боятся? Чего боятся? Что выгонят из семинарии? Так значит, они боятся светской работы больше, чем содомского греха???". Тогда чего истерить, кого так страстно жалеть?
А если страдания действительно невыносимы, то действовать можно и нужно, причем максимально помогая семинаристам избежать расправы. Для этого достаточно опубликовать текст их письма (или письма протодиакона с изложением всех подробностей и имен), направленного Патрирху. Или в прокуратуру. Если и это сделать страшно, то, прошу простить за грубость, пусть "дают" своим "мучителям". Мазохизм -- тоже, знаете ли, древняя почтенная перверсия.
Tags: Кураев, Церковь, протодиак. Кураев
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 84 comments