Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Categories:

Мысль и слово.

Вот интересно: спроси любого "православного либерала", принимает ли он церковный Символ веры, и тот бодро ответит, что принимает полностью.
Размышления над почти пятнадцатилетним опытом общения с разнообразными нашими "православными либералами" привели меня к мысли, что их обвинение ортодоксам (довольно частая, кстати, проговорка либералов -- именовать нас ортодоксами) в буквализме является сознательным передергиванием, манипулированием, используемым либералами-шулерами с определенной целью (если не говорить сейчас о либералах-дураках, тупо принимающих сказанное шулерами за чистую правду). Цель эта проста: разрушение Церкви изнутри. То есть им нужно, с одной стороны, разрушить Церковь, а с другой -- иметь возможность сделать это, формально в ней оставаясь. Говоря о цели "разрушить Церковь", я подразумеваю одну деталь, позволяющую мне так сказать независимо от того, что некоторым "искренним либералам", возможно, кажется, будто они, напротив, Церковь спасают от разрушения. Я поясню это ниже.
А пока скажу о "буквализме".
И что такое "буквализм"? Кажется, всем ясно без необходимости прожевывания: слово "исследование", напр., не означает буквально -- "движение по следу". С этим никто из людей (за исключением каких-нибудь идиотов) не спорит. Значит, под "буквализмом" понимается отнюдь не абсолютный идиотизм?
О, сколько раз я слышал/читал: "Ну, нельзя же это ("это" могло быть чем угодно из не нравящегося либералу -- К. Ш.) понимать буквально!". А поскольку собеседник знал, что мне его личное мнение не очень интересно, то добавлял: "Неужели Вы не знаете, что отцы часто говорят не о буквальном, а об аллегорическом толковании?". На мое замечание, что мне это, разумеется, известно, но нам следует, наверное, из этого сделать вывод о необходимости смотреть, в каком значении то или иное слово употреблялось отцами, приходилось слышать в ответ: "Да откуда у Вас уверенность, что Вы-то правильно понимаете сказанное тысячу лет назад в ином культурном контексте и вообще по-гречески/латински?!". Заканчивалось все победным: "Все, знаете ли, утверждают, что учат не от себя, а по отцам ;)". Попытка уговорить найти критерий, чтобы выяснить, кто из этих всех в каждом конкретном случае прав, заканчивалась, обычно, возвращением к выражению сомнения возможности понимать сказанное отцами.
Вместе с тем либералы оказываются в довольно комфортной ситуации, которая позволяет им говорить о согласии со святыми отцами. А почему бы нет? Либерал готов, пожалуй, согласиться с учением о "действительном присутствии Тела Христова в Евхаристии", об "искупительной жертве Спасителя", о "воскресении Христовом", о "приснодевстве Богородицы" и т. п. Но только -- понимая эти слова не в том смысле, в котором учили прежние отцы. Во-первых, потому, что мы не должны (так нас учат отцы!) все понимать буквально; а, во-вторых, -- в виду невозможности знать, в каком именно смысле они понимали и употребляли то или иное слово.
Не знаю, сколько здесь злонамеренности. Но достаточно и просто философской несостоятельности. Сомнение в нашей способности понимать сказанное тысячу лет назад в ином культурном контексте и по-гречески/латински -- философски совершенно законно. Но подозреваю, что нашим либералам невдомек, что такое по-настоящему радикальное философское сомнение. Проблема перевода языка и культурного контекста далеко не самая острая. Возможность взаимопонимания есть предмет неустранимого сомнения вне зависимости от того, на одном ли и том же языке говорят собеседники, являются ли они включенными в один и тот же культурный контекст. Любой диалог начинается с ряда допущений (делаемых иногда сознательно, а чаще -- "по привычке"), пред-полагающих устраненным (лишь пред-полагающих, а вовсе не устраняющих!) ряд сомнений: что собеседники вообще существуют; что употребляемые ими звуки/графемы суть язык; что слово языка связано с понятием и хотя бы указывает на него; что возможно согласование связи слово-понятие в виде общего для собеседников значения слова; что возможно неоднократное употребление слова в одном и том же значении (то есть возможность говорить об одном и том же языке, на котором говорят собеседники, и даже одном и том же языке, на котором говорит один из них в течение минимально протяженного прошлого-настоящего-будущего). Я упомянул только несколько допущений, чтобы не вдаваться в детали (детали можно узнать здесь: http://kiprian-sh.narod.ru/texts/ob-istoke-voproshaniya.pdf). Философская "невинность" либералов просто потрясающа, если они думают, будто вся беда в греческом языке :)
Итак, на словах отвергая только буквализм понимания Писания и Предания, либералы на самом деле отвергают возможность понимания Писания и Предания вообще. Ибо никаких гарантий, что мы имеем дело с написанным и переданным мы не имеем.
Но, видимо, хотя бы некоторые вещи им доступны. Думаю, они догадываются, что хоть какая-то возможность допустить понимание слова, высказанного на ином языке и в иной культуре, существует. Иначе зачем бы им утверждать, что они вовсе не отрицают Символа веры? Доступно им и понимание, что слова можно употреблять в разных смыслах. Лукаво "забывая" сообщить, что употребляют слова в ином, нежели ортодокс, смысле, они имеют возможность оставаться в Церкви. В противном случае Церковь извергнет их из себя (и эта опасность сохраняется даже в наше время), ибо учение Церкви вполне определенно:
«...самым правильным делом нашим будет то, если мы, обратившись к словам* святых отцов, постараемся принять их за главное руководство, и, испытывая, по слову Писания, самих себя, аще в вере есмы, наши собственные рассуждения будем, сколько можно, вернее соображать с их верными и непорочными мыслями» (Свт. Кирилл Александрийский. 2-е Послание с Несторию).

Из данной фразы очень понятно, какой именно отцы почитали правильным метод сообразования наших рассуждений с верными и непорочными мыслями отцов: обратившись к словам их, принимая их за главное руководство.

Этот метод имеет основание в святоотеческом представлении о связи мысли (понятия) со словом:
«Дабы иметь некото­рое понятие о благочестиво мыслимом о Нем, мы при помощи некоторых слов и слогов образовали различения понятий, сочетаниями слов как бы начертывая некоторые знаки и приметы на различных движениях мысли, так чтобы при помощи звуков, приспособленных к поняти­ям, ясно и раздельно выразить происходящие в душе движения»;
«Так как возникающие в нас мысли, по той причине, что природа наша заключена в телесной оболочке, не могут обна­ружиться, мы по необходимости, наложив на вещи, как бы знаки, известные имена, посредством их объясняем друг другу движения ума»
** (Свт. Григорий Нисский. Опровержение Евномия).


То есть верность предполагается прежде всего в мысли, выраженной в слове, а не в слове самом по себе. Можно привести множество примеров того, как Церковь боролась против искажения именно мысли. Желающие могут почитать тексты Вселенских Соборов, являющие захватывающе напряженные диалоги православных с желающими ускользнуть от ясного исповедания веры еретиками. Церковь всегда требовала не тупого повторения, я разумного понимания. Здесь если и можно говорить о "буквализме", то только в смысле уверенности в возможности посредством слов объяснить друг другу движения ума.

Теперь скажу о "детали". Разрушение Церкви, совершаемое "православными либералами", заключается во внедрении релятивизма в вероучение посредством утверждения необходимости следования "духу, а не букве", представляющем собою утверждение возможности и допустимости какого угодно понимания догматических формулировок. Все это мило камуфлируется рассуждениями о "приближениях" в понимании догматических терминов, формулировок. Предлагается не коснеть в устаревшем понимании слов, а, воспользовавшись открытиями в философии, психологии, антропологии, текстологии и т. п., продвигаться вперед, все более приближаясь к духовному пониманию. И здесь приоткрывается некий особенный "буквализм" "искренних либералов": вера в то, что слово имеет значение само по себе, и задача православных состоит в уточнении этого значения.
Однако слова языка сами по себе не имеют ни значения, ни смысла. Невозможно понять слово само по себе. Можно только попытаться понять мысль, выраженную этим словом. И ей -- этой мысли -- быть верным.

Есть у "православных либералов" и еще один способ избежать неудобства дать честный отчет о своем уповании: предположение, что вера невыразима (или не вполне выразима) словами. Что же, это понятно. Однако, если нет задачи сознательно ввести Церковь (или просто собеседника) в заблуждение, то не следует утверждать, будто Вы веруете так же, как Церковь. Потому что никак не выразимое словами не может быть, конечно, осуждено, но и признано соответствующим другому невыразимому быть не может (это касается и самих утверждающих соответствие своей невыразимой веры вере Церкви). Как прекрасно сказал свт. Григорий Нисский: "возникающие в нас мысли, по той причине, что природа наша заключена в телесной оболочке, не могут обна­ружиться". Нужна связь мысль -- слово.
______________________________
*Выделение в цитатах здесь и далее мое -- К. Ш.
** Однако "православным либералам" не чужда и уверенность в возможности посредством тех же слов свои движения ума сокрыть. Что не мешает им, впрочем, сокрывая свое понимание от посторонних, объяснять свои подлинные движения ума в узком кругу. Очень показательный пример -- свящ. Кочетков и его сподвижники.
Tags: Богословие, Гносеология, Методология, Философия языка
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Recent Posts from This Journal