November 12th, 2016

О самопожертвовании. Политика и внематочная беременность.

Очень интересная статья Кристофера Лейна в The National Interest:

Недавно обозреватель Financial Times Эдвард Люс (Edward Luce) с присущей ему проницательностью отметил, что ахиллесовой пятой кандидата от республиканской партии Дональда Трампа является отсутствие характера. Из-за этого, утверждают оппоненты Трампа, ему нельзя доверять контроль над ядерным арсеналом США. В публицистической статье, опубликованной недавно в издании Wall Street Journal, бывший американский сенатор-демократ от штата Джорджия Сэм Нанн (Sam Nunn) констатировал, что из двух кандидатов в президенты только Хиллари Клинтон обладает «опытом, здравомыслием и навыками», необходимыми для того, чтобы держать палец на символической «ядерной кнопке».
В ходе третьих президентских дебатов сама Клинтон заявила, что Трамп не годится на роль главнокомандующего. Например, ссылаясь на предложение Трампа, чтобы Япония и Южная Корея создавали свои собственные ядерные арсеналы, она заявила, что он «очень безответственен, даже небрежен в вопросах применения ядерного оружия». Клинтон, может, и выиграла в этом споре, но судя по фактам ее внешнеполитической деятельности, ее отношение к ядерному оружию (пусть даже в других ситуациях) не менее безрассудно, чем позиция Трампа. Чтобы понять причину этого, нам нужно вернуться к холодной войне, когда США использовали свой ядерный арсенал для защиты Западной Европы от возможного нападения Советского Союза.
Причина незащищенности Америки от ядерной войны всегда кроется за пределами самой страны — речь идет о привлечении заокеанских союзников США в Европе и Восточной Азии под прикрытие так называемого ядерного зонтика. Эта стратегия называется расширенным сдерживанием. Расширенное сдерживание было основой стратегии США и НАТО во время холодной войны потому, что альянс для обеспечения безопасности предпочел полагаться на американское ядерное оружие, а не создавать обычные вооруженные силы, способные отразить неядерное нападение СССР.
Трансатлантические отношения в области безопасности в период холодной войны доказали то, что редко обсуждалось открыто в тот период, и о чем, похоже, забывают и сегодня: хотя прямое сдерживание является задачей несложной, расширенное сдерживание осуществлять трудно. Очень трудно. Почему? Потому что, как объясняет эксперт по вопросам ядерной стратегии из Калифорнийского университета в Ирвине Патрик Морган (Patrick Morgan), «одной из вечных проблем сдерживания в интересах третьих стран является то, что затраты, которые государство готово нести, как правило, гораздо меньше, чем если бы шла речь о его собственной территории. И делать вид, что это не так, очень трудно». Чтобы расширенное сдерживание было эффективным, оно должно быть надежным и вызывать доверие. Это означает, что Соединенные Штаты должны убедить потенциальных противников, а также заверить союзников, что если ситуация серьезно обострится, они будут делать то, что обещают — использовать ядерное оружие для защиты своих союзников. Проблема, однако, заключается в том, что ядерное сдерживание по своей сути неубедительно и не вызывает доверия, потому что рациональные государства не идут на самоубийство, чтобы защитить других. Противники Америки об этом знают — так же, как знают об этом и ее союзники.
Collapse )