September 8th, 2016

О субъекте воли и действия.

В связи с вот этим разговором: http://kiprian-sh.livejournal.com/382450.html?thread=14800114#t14800114 – вспомнил свой старый текст, посвященный разбору бредовой книжки Лурье. Приведу из него фрагмент по теме разговора.

***
Интересно представление Лурье о позиции православных (в первую очередь – прп. Максима Исповедника) в споре с монофелитами. Вот как он ставит проблему в главке Главный тезис монофелитства: энергия принадлежит ипостаси:
Пример христологического аргумента «в чистом виде»:
«Что обозначает имя Иисус Христос, природу или ипостась? – И если природу, то почему же вы не исповедуете единую природу, как яковиты? – А если ипостась, то именно она, а не природа, волит и действует» (Вопрос II, 7).
Христологический аргумент был, пожалуй, самым наглядным – как с точки зрения обыденного сознания, которому трудно было бы ответить, что «волит и действует» не Христос (= ипостась), а каждая из Его двух природ в отдельности, так и с точки зрения традиционного богословского языка, сформировавшегося в эпоху Пятого Вселенского собора»[1].

Действительно, для «обыденного сознания» довольно трудно представить, что действует не Христос. Да и об ипостаси человека сказать, что действует не Петр, например, или Павел, а общая природа – и в Петре, и в Павле, тоже «с точки зрения обыденного сознания» нелегко. Тем более что монофелиты предложили свой, как говорит Лурье, «главный монофелитский силлогизм», сравнительно с которым даже об учении прп. Максима «нельзя сказать», что оно «отличается такой очевидностью»[2]. Вот этот «главный монофелитский силлогизм»:
«Иисус Христос волит и действует,
Иисус Христос – имя ипостаси, а не природы,
значит, волит и действует ипостась, а не природа»[3].

Что же мог противопоставить прп. Максим Исповедник (не говоря уже о ком-то, кто смотрит «с точки зрения обыденного сознания») этому силлогизму, если и сам он полагал, что действует ипостась?! Вот приведенный Вадимом Мироновичем отрывок из жития прп. Максима, где явно утверждается, что действует ипостась:
«[Феодосий:] Сотвори любовь, скажи нам: что значит, что никто не действует как некто по ипостаси, но как нечто по природе, ибо я не понял этих слов, и они смущают меня.
Максим: Никто не действует как некто по ипостаси, но как нечто по природе. Например: Петр и Павел действуют, но не по-петровски и по-павловски, а по-человечески, ибо оба они – люди по естеству своему и по общему логосу природы, а не ипостасно по отдельно-личным качествам. <…> И таким образом, во всякой природе, определяемой многим числом [индивидуумов], мы созерцаем общее, а не единичное (индивидуальное) действие (энергию). Итак, кто говорит об ипостасном действии (энергии), тот самую природу, которая одна, представляет бесконечной по действиям (энергиям) и множеству входящих в нее индивидуумов, а также (мыслит ее) отличающейся от самой себя»[4].

Как же прп. Максиму могло прийти в голову отрицать, что действует ипостась, если он сам говорит, что «Петр и Павел действуют»? Лурье же, приводя данную цитату, не может, видимо, просто понять прямых значений слов цитируемого текста. Ему кажется, что здесь отрицается действие ипостаси и утверждается, что действует природа. А ведь смысл сказанного прп. Максимом настолько ясен, что впору заподозрить в способности Лурье понимать тексты какой-то ипостасный изъян.
Преподобный Максим ясно говорит, что действуют ипостаси, а далее разъясняет, что ипостаси действуют в соответствии со своей природой. Спросим: «Как еще может действовать человеческая ипостась, если не по-человечески?» Если бы мы полагали, что ипостась действует «ипостасно», то вынуждены были бы признать, что у ипостасей разные природы; но ипостась, конечно, действует природно, то есть, ипостась человека действует как человек, ипостась лошади – как лошадь. Именно это и находим у прп. Максима в данном тексте, то есть, утверждение, что ипостаси одной природы действуют соответственно той природе, которой принадлежат: «Петр и Павел действуют, но не по-петровски и по-павловски, а по-человечески, ибо оба они – люди по естеству своему…». То же мы можем прочесть и в «Диспуте с Пирром» (причем в контексте разъяснения прп. Максимом того, как может действовать сложная ипостась, которой является человек):
«И каждый человек не раздваивается из-за того, что действует двойственно сообразно своим природам, и из-за того, что действующий двойственно один, он не смешивает движения, сущностно присущие его природам»[5].

Но, может быть, прп. Максим говорил что-то другое, если дело шло о сложной ипостаси Христа? Никак:
«Пирр. Не один ли был действующий?
  Максим. Да, один.
  Пирр. Так если один действующий, то действие одно, как у одного.
  Максим. Этот Один – Христос»[6].

Collapse )