August 13th, 2015

Книги

Протопр. Иоанн Мейендорф и учение Церкви.

«Контраст с западным преданием в этом вопросе становится уж совсем резко выраженным, когда восточные писатели обращаются к обсуждению смысла Крещения. Августин защищает Крещение младенцев, ссылаясь на текст Символа Веры (крещение “во оставление грехов”) и толкуя по своему разумению Рим. 5:12. Дети рождаются грешными не потому, что они согрешили лично, но потому что они согрешили “в Адаме”; их Крещение поэтому тоже творится “во отпущение грехов”. В то же время восточный современник Августина Феодорит Кирский решительно отвергает уместность формулы Символа Веры “во оставление грехов” в Крещении младенцев. Для Феодорита, по сути дела, “оставление грехов” — лишь побочный итог Крещения, вполне действительный в случаях Крещения взрослых, что было нормой в ранней Церкви, а взрослые, естественно, “оставляли грехи”, потому что было что оставлять. Но изначальный и самый главный смысл Крещения — шире и положительнее. “Будь единственным смыслом крещения оставление грехов, — пишет Феодорит, — зачем тогда крестили бы мы новорожденных младенцев, еще не вкусивших греха? Но Таинство [Крещения] названным не ограничивается; оно есть обетование больших и совершеннейших даров. В нем суть обетования будущих радостей; оно есть образ будущего воскресения, причастность Страстям Господним, участие в Его Воскресении, облачение спасительное, наряд из радования, риза из света или, скорее, сам свет”[1].
Итак, Церковь крестит детей не затем, чтобы “отпустить” им их еще не существующие грехи, но ради дарования им новой и бессмертной жизни, чего не в силах дать детям их смертные родители. Противопоставление между двумя Адамами рассматривается не в категориях вины и прощения, но в категориях смерти и жизни»[2].

Это восхитительная логика!
Collapse )