January 20th, 2014

Книги

Свт. Игнатий (Брянчанинов) об устройстве Церкви.

Оригинал взят у danuvius в О чем говорит Предание Церкви? (Из святоотеческого наследия)
Свт. Игнатий (Брянчанинов).
О необходимости Собора по нынешнему состоянию Российской Православной Церкви.
(Из записок 1862-1866 гг.)

+При всех возникавших в Церкви затруднительных вопросах, начиная со времен Апостольских, Церковь для разрешения их постоянно составляла Соборы: на Соборах рассматривались недоумения и поверялось состояние Церкви. По настоящему, затруднительному положению Всероссийской Церкви, созвание Собора сделалось решительною необходимостию. Вместе с этим созвание Собора, по духу времени, невозможно без известного приготовления к столько святому начинанию. Необходим Собор правильный, на всех правах прежних Соборов, а Собор самочинный, по собственному усмотрению лица или лиц, руководствующихся не правилами Церкви, а своею самостию, только повредит делу, еще более поколеблет Церковь Всероссийскую, — положение ее сделает еще более запутанным. Последним Собором Российским, по правилам и в характере Православной Церкви, должно признавать Собор, собиравшийся в Москве при Царе Алексее Михайловиче; на этом Соборе низложен Патриарх Никон. Этот Собор имеет не только все свойства Собора правильного, но и Собора Вселенского. На нем присутствовали все российские Епископы и полномочные представители Православного Востока, два Патриарха. Отцы Собора имели право высказать свободно свое мнение. Можно сказать: на этом Соборе вся Православная Восточная Церковь выразила во услышании вселенной свое понимание веры и свой дух. [Nota. После данной записки первым стал Собор 1917-1918 гг., носивший исключительно поместный характер. Созыв Собора Всеправославного в настоящее время активно готовится. -- А. Д.]
...
Церковь Российская так долго пребывала изолированной, отсеченной от прочего православного Востока, что немедленное созвание Собора, на котором непременно должны быть уполномоченные представители Восточных Патриархов, представляется даже небезопасным, и в том отношении, что Восточные неминуемо потребуют значительного возвращения от уклонений, возвращения, необходимого для восстановления во Всероссийской Церкви духа Церкви Вселенской, от которого она уклонилась преимущественно в своем Синоде, тщетно именуемом Святейшим, и в своих духовных училищах, производящих почти наиболее протестантов и атеистов. Признаются нужными, крайне нужными следующие предуготовительные действия:
...

3. Пригласить от Константинопольского Патриарха, с согласия прочих Патриархов, одно лицо или два лица, которые бы были и очень сведущи в вере и очень благочестны, которые бы пользовались полной доверенностью Патриархов, и совокупно с этими лицами приуготовить все, что должно быть рассмотрено на Соборе. Предварительное рассмотрение и соглашение должно облегчить Собору действование его и устранить столкновения.

Собор должен иметь характер Вселенского. Он должен пользоваться полною свободою. На нем должны быть представители всех Восточных Патриархов и все Российские Архиереи или лично или чрез поверенных своих. На Соборе должны быть депутаты: 1) от монастырского монашества русского, по избранию этого монашества; 2) от белого духовенства русского, по избранию этого духовенства; 3) от православных мирян, по избранию мирян. Примерно каждая Епархия должна избрать по два депутата из каждого разряда, всего каждая Епархия должна дать по шести депутатов.

Collapse )

2) Уничтожение касты так называемого духовного звания, как неправильности, которая вкралась сама собою, в противность правилам святых Апостолов. Восстановить древнейший обычай Церкви: Епархия да избирает для себя Архиерея, а приход иерея, диакона и причетника, свидетельствуя о их благочестии. Чтоб доставить возможность благочестивым людям всех сословий приготовить себя к иерархическим степеням, должно составить: a) Богословие, не в характере школьном, а в характере общепонятном, в полном согласии с Богослужением Православной Церкви, чтоб познания, оглашаемые Богослужением всенародно, были возвещаемы и Богословием; b) подробнейшую Священную и Церковную Историю, которая ознакомит, во-первых, подробно с учением Православной Церкви. Это учение тем яснее понимается, чем подробнее излагается борьба Церкви с многочисленными, восстававшими против нее ересями. Во-вторых, подробная Церковная история ознакомит с характерами и действиями святых мужей. Известно, что характер и правила читателя образуются по тем образцам, которые представит ему история подробно и живописно.

3) Отречение для всех служителей алтаря от почестей и занятий мира сего, а для монахов, в каких бы они ни были церковно-иерархических степенях — от всякого излишнего имущества, даже денег. Оставшиеся деньги и имущество после монахов должны быть собственностью монастырей, — никак не родственников по плоти. ... Необходимо для всего духовенства устранение от спекуляций и всех происков к обогачению, необходимо отречение от всех суетных почестей, необходимо удаление от роскоши, необходима скромность, а для монахов необходимо нестяжание.

4) Восстановление в монастырях уставов и правил святых Отцов, изложивших уставы и правила для монашества по Откровению Божию, по внушению Святого Духа, а не по какому-нибудь соображению человеческому, причем необходимо устранение из монастырей всего, введенного плотским мудрованием, введенного духом самочиния, самомнения, духом презрения и ненависти к монашеству, духом презрения и ненависти к Святому Духу, к истинному Христианству. Монастыри испорчены гордынею и невежеством разных умствователей, умствовавших и действовавших по стихиям западного протестантизма и атеизма. Для Православной Церкви необходимо монашество: она не может существовать без него. Монахи достигают христианского совершенства бесстрастия, ощутительного действия в себе Святого Духа, почему стяжевают понятие о Христианстве живое. И тени такого познания не может преподать никакая наука человеческая; все профессоры, магистры и доктора Богословия, производимые университетами и академиями — суть невежды в сравнении с монахом, обновленным благодатию Божиею за последование Христу исполнением заповедей Его. У нас монастыри извращены; извращено в них все, извращено самое значение их. Духовные училища столько чужды духа Православной веры, что вступление в монастырь кончившего курс Семинарии — есть величайшая редкость, и не было примера в 50 лет со времени учреждения духовных Академий в России, чтоб кто-либо, хотя один человек, окончив курс в Академии, вступил в монастырь, между тем как в древности великие святые Василий Великий, Григорий Богослов, Григорий Неокесарийский, Иоанн Златоуст по окончании курса учения вступили в монашество, в монастыри пустынные, там возделали себя иноческими подвигами. В России представляется странное явление: в монастыри вступали и доселе изредка вступают лица из университетов и других высших училищ светских, а из духовных Академий не вступил никто, разве сослан кто-либо вдавшийся в неисцельную страсть пьянства. Это имеет свое значение. У нас монастыри в крайнем упадке. Повторяем: они извращены. Вступают в них личности почти исключительно из черни, занимаются они исключительно телесным подвигом, почти всегда бесплодно или с плодами ложными, приняв средство и пособие за цель и сущность. Но и телесный подвиг сделался ныне редкостию: ныне монастыри обратились в пристанища разврата, местами открытого, местами прикрываемого лицедейством, в места ссылки, в места лихоимства и прочего разнообразного злоупотребления. Такими сделала их каста, смотрящая на них, как на свои аренды, ненавидящая и презирающая их, испражняющаяся в них одними своими исчадиями, нетерпимыми в среде мира по причине необузданного разврата этих исчадий. [Nota. Готовится принятие Положения о монашестве комиссией под руководством еп. Феогноста. -- А. Д.]
Collapse )

10) Синоду дать правильную организацию и уничтожить в духовенстве рабство, по мысли и указанию святых Апостолов (1 Пет. 5:2, 3). Для достижения сего необходимо уничтожение касты и приготовление в приходские священники избранных лиц приходом, а во Епископы — Епархиею, по древнему обычаю Церкви и по преданию Апостольскому.

11) Уничтожить наказания, вновь придуманные для духовенства, принадлежащие по характеру своему к тирании, столь чуждой духа Церкви, служащие, можно решительно сказать, всегда к окончательному нравственному расстройству тех, которые подвергаются им. Напротив того, ввести наказание, установленное Апостолами и поныне читаемое в правилах их: ввести отлучения и извержения, то есть лишение духовного сана и исключение из духовенства, которого ныне так избегают под предлогом народного соблазна. Но извержение необходимо для очищения Церкви от недостойных служителей; напротив того, нынешние меры, состоящие наиболее в варварском обычае, введенном в царствование Иоанна Грозного и состоящем в сохранении гнилых членов в недре Церкви, в помещении их в монастыри, растлили монастыри, обратили их в нравственные отхожие места, а лицам белого духовенства внушают решительное бесстрашие. По древнему обычаю Церкви должно предоставлять на произвол лишенным духовного сана распоряжение собою, если не сделано никакого преступления пред гражданскими законами. Эта мера в самом скором времени возвысит духовенство в нравственном и духовном отношениях, безобидно для членов, устраненных из него.

Заключение. Главная причина нестроения Церкви заключается в том, что правила святых Апостолов, Соборов и Отцов оставлены без внимания, даже забыты, а заменены они выдумками, чуждыми духа Церкви, заимствованными из духа враждебного Православной Церкви, уничтожающими самый дух Церкви при оставлении одного наружного благоприличия в некоторой степени и форме.

Примечание. Здесь необходимо упомянуть об Обер-прокуроре Святейшего Синода, хотя учреждение его есть чисто гражданское. Дух времени и опыты доказывают совершенную и решительную необходимость в лице светском для Церкви, которое бы заботилось о пользах ее, охраняло их, приводило их в гармонию с пользами государства, сносилось с министрами и всеми высшими инстанциями, имело непосредственный доклад у Государя. Лицо это должно стоять наравне с первейшими сановниками государства. Оно поставлено уже на это место неотразимым насилием обстоятельств и духа времени! [Nota. Собор 1917-1918 гг. упразднил должность Обер-прокурора, все еще остававшуюся при Временном Правительстве после свержения монархии, и восстановил Патриаршество. -- А. Д.]+

Полностью читать здесь:
http://www.e-reading.co.uk/chapter.php/143432/116/Svyatitel%27_Ignatiii_Bryanchaninov_3_Tom_3._Slovo_o_smerti.html
http://www.e-reading.co.uk/chapter.php/143432/117/Svyatitel%27_Ignatiii_Bryanchaninov_3_Tom_3._Slovo_o_smerti.html


Книги

По поводу обвинений в наличии так называемого "голубого лобби".

Оригинал взят у pravoslavnij в По поводу обвинений в наличии так называемого "голубого лобби".
Ввиду того, что вопрос обвинений дьякона Андрея Кураева разгорелся необычайно широко, мне приходится высказать свое отношение. В таких тонких и обоюдоострых вопросах я всегда стараюсь сохранять молчание, однако сейчас я вынужден сделать исключение.

С 1995 года я был в Петербурге ближайшим помощником нескольких епископов Русской Зарубежной Церкви как правящих на территории России, так и приезжавших. "Зарубежные" приходы в те годы по определению становились своего рода центрами гравитационного притяжения для множества недовольных Московским Патриархатом. Даже не желая этого, мы оказывались вольно или невольно выслушивающими различного рода негативную информацию о приходах Московского Патриархата. Кто-то из носителей отрицательного опыта был многолетним активистом приходов Зарубежной Церкви или даже клириком, кто-то сочувствующим нам прихожанином Московского патриархата, а кто-то единовременным гостем. Среди нас оказывались иподьяконы некоторых архиереев Московского Патриархата и даже самого нынешнего Святейшего Патриарха (в бытность его на Выборгском викариатстве), ближайшие родственники некоторых архиереев, работники центральных учреждений Санкт-петербургской митрополии, близкие знакомые влиятельных лиц. Часто эти люди находились в состоянии антагонизма с Московской Патриархией и потому были предрасположены к сообщению максимально-негативной информации о ней из личного опыта. Бывали и случаи прямо выражавшегося желания "хлопнуть дверью", то есть часто к нам намеренно шли, чтобы излить душу.

Волей или неволей я оказывался слушателем подобных рассказов вначале будучи чтецом с 1995 года, потом иподьяконом, а затем дьяконом с сентября 2000 года и священником с февраля 2004 года на подворье РПЦЗ в Петербурге. В конце 2000 года я был назначен членом так называемой информационной комиссии Синода РПЦЗ. Хотя эта комиссия ни разу не собиралась, однако мне приходилось неоднократно сообщать архиереям РПЦЗ различного рода сведения или комментарии или отзываться на всевозможные животрепещущие вопросы. Время было непростое. Отношения между двумя частями Русской Церкви были сложными. Воссоединения тогда или не предвиделось (многие ожидали скорого апокалиптического крушения церковной и общественной жизни), или же примирение рассматривалось в отдаленном будущем.

Как я могу охарактеризовать всю сумму негативной информации о приходах и духовенстве Московского патриархата того времени? Во-первых, я хотел бы подчеркнуть, что самые ближайшие лица к руководству Санкт-Петербургской Митрополии ни разу не давали подтверждения наличия какого-то "голубого лобби" в северной столице ни в 70-е годы, ни в 90-е или 2000-е. За все время моего служения я могу назвать один случай, когда человек сообщал мне о попытке совращения его лично на смертный грех со стороны священнослужителя. Однако этот случай произошел не в Санкт-Петербурге, а в одной из отдаленных от нас епархий. Здесь я бы хотел уклониться от уточнения какая епархия имеется в виду, хотя я ее помню. Кроме того был случай неоднократного сообщения подозрений сразу нескольких лиц в адрес одного священнослужителя Санкт-Петербургской Митрополии. Данный священнослужитель впоследствии перестал служить на указанном приходе, а его дальнейшая судьба мне неизвестна. И ни разу за все время с начала 90-х годов я не слышал о случаях педофилии в Санкт-Петербургской Митрополии. Не слышал даже из уст самых убежденных полемистов и противников Московского Патриархата.

Должен также отметить, что даже в годы самых тяжелых отношений двух частей Русской Церкви архиереи РПЦЗ всегда соблюдали разумную тактичность тогда, когда подобные подозрения или слухи доходили до них. Слухи о так называемом "голубом лобби" встречались и тогда. Хотя соблазн использовать слухи о "голубом лобби" мог казаться эффективным инструментом в борьбе, он никогда не использовался Русской Зарубежной Церковью. И это при том, что ресурсы и возможности Зарубежной Церкви тогда и дьякона Андрея Кураева сейчас просто несравнимы. Я не стану скрывать, что до архиереев РПЦЗ в те годы доходила некоторая отрывочная информация обвинительного свойства. Не стану скрывать и то, что мне лично даже пришлось несколько раз так или иначе обсуждать с архиереями этот вопрос. Однако ни я, ни они никогда не стали бы выносить эту информацию в публичную сферу. Главный же вывод всегда был одним и тем же: ни в коем случае нельзя выносить этот вопрос, как тему разногласий или полемики между двумя частями Русской Церкви. Второй вывод заключался в том, что случаи подозрений есть, однако надо ждать исцеления или справедливого церковного суда. И даже приснопамятный Митрополит Виталий, прежний первоиерарх РПЦЗ и огненный ревнитель и обличитель различных отклонений в современном Православии, имел разум и такт не поднимать тему так называемого "голубого лобби". Конечно и до него доходили жалобы как правдивые, так и клеветнические и свидетельства как личные, так и пересказы чужих слухов.

Еще мне вспоминается, что однажды в далеком 1997 году искушение, подобное потоку обвинений со стороны дьякона Андрея Кураева, уже случалось. Тогда газета "Русь Православная" и ее главный редактор Константин Душенов выступили с такими же обвинениями. При этом ранее "Русь Православная" активно выступала против экуменизма и потому могла рассматриваться нами, как союзник. Однако бездоказательные обвинения сразу нескольких митрополитов Московского Патриархата в принадлежности к "голубому лобби" на страницах этой газеты, да и развязный, бульварный тон публикаций, положили непреодолимую преграду между "Русью Православной" и нами, "зарубежниками". Могу засвидетельствовать, что во время визита владыки Лавра в Петербург в конце ноября 1997 года я лично обсуждал с ним вопрос целесообразности или нецелесообразности его встречи с Константином Душеновым. И в том, что такая встреча не произошла, виноваты как раз бездоказательные резкие обвинения "Руси Православной" против "голубого лобби". У будущего Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви были обширные возможности получения вольно или невольно самой негативной информации о Московской Патриархии. Однако выводы были однозначными: мы ждем исцеления отдельных язвенных пятен, не оглашаем этого, и такое исцеление обязательно последует.

В одном из последних обличительных заявлений отец дьякон Андрей Кураев процитировал слова нашего прежнего епископа Русского Зарубежной Церкви Агафангела. Наш бывший владыка, теперь возглавляющий наиболее влиятельную юрисдикцию непримирившихся, назвал "голубое лобби" дословно "священной коровой Московской патриархии". Со своей стороны должен отметить, что ранее наш бывший епископ Агафангел не допускал подобных заявлений. В ходе заседаний комиссий по диалогу данный вопрос ни разу не рассматривался, как причина разногласий или упреков в адрес Московского патриархата. И это при том, что в состав группы представителей РПЦЗ на переговорах был включен и представитель от Одесской и Таврической епархии РПЦЗ ныне покойный прот. Валерий Алексеев. На тех заседаниях комиссии, где он присутствовал, я не слышал от него таких упреков в адрес Москвы. Можно ли сейчас так откровенно и без сомнения оглашать то, что не было ни разу высказано в лицо тогда?
Не стоял этот вопрос и во время работы Четвертого Всезарубежного Собора в Сан-Франциско в мае 2006 года. Я входил в секретариат Собора, лично готовил протоколы и сверял их с другими секретарями. За все время лишь один священнослужитель высказал сомнение, смысл которого состоял в том, что по имеющимся у него сведениям, в Московском Патриархате якобы действует влиятельное "голубое лобби". Однако другие священнослужители не поддержали его, считая это бездоказательным. Я помню этот факт потому, что данный абзац протокола Собора вызвал к жизни кратковременную дискуссию и смущение в секретариате на тему как его излагать. Но дальше этого единичного заявления ничего не пошло. Так можем ли мы сейчас заявлять об этом факте, как о бесспорном, когда в прошлом на Соборе у нас было право на высказывание всех без исключения сомнений?

Психологически обвинения в наличии так называемого "голубого лобби" очень похожи на различные слухи в преддверии Февральской революции в России в 1917 году. Конечно же никакой "февральской церковной революции" не произойдет. Масштабы совершенно другие. Но характерное сходство распространения слухов есть. Тогда Россия стала свидетелем поистине эпидемии слухов о царской семье и правительстве. Почти все они были совершеннейшим вымыслом, но имели удивительную видимость правдивости. И это захватывало массы. Последствия нам всем известны.

Если бы дьякон Андрей Кураев слышал мои слова, то я бы просил его осознать эту его огромную ошибку, состоящую в огласке недоказанного греха. Пущенный слух принесет неизмеримо больший вред, чем совершит врачевания.

Книги

Чего боимся?

Почему я не пошел к Патриарху

1. Потому что ничего ранее неизвестного Патриарху я бы не сообщил. Он прекрасно знает своих епископов. Он глава церкви и обладает всей полнотой информации.

2. Физические возможности для встречи с Патриархом давно и глухо перекрыты. С тем же успехом можно сказать «пойди к президенту и расскажи ему о Сердюкове».

Во времена Алексия Второго священник и в самом деле имел шанс напрямую подойти к Святейшему. Не в патриархии, конечно, но во время службы. Узнав, например, о том, на каком престольном празднике будет Патриарх, приехать туда в рясе, войти в алтарь и после причастия духовенства, когда весь клир подходит под благословение к архиерею, подойти самому и что-то за минуточку сказать.

Уже два года как такой возможности для отцов не осталось. Доходит до абсурда: даже сослужащий священник, начинающий Литургию (совершающий проскомидию до приезда Патриарха) - и то не может подойти под благословение к своему архиерею. Епископ Сергий, глава протокола, своим телом и неласковым словом жестко отсекает всех, кто недостаточно высок в табели о рангах. Понятно – время Патриарха на вес золота и его надо беречь. Давно уже начали отсекать и меня. Зачем же идти туда, где тебя явно не желают видеть?

3. Записаться на прием к патриарху невозможно. Не всякий губернатор или епископ может по своей инициативе попасть к патриарху. Ну а если меня вежливо спросят «по какому вопросу?» и я скажу «пожаловаться на епископов-гомосексуалистов» - каков шанс быть принятым? Ниже нулевого. Для городских сумасшедших приема нет.

4. Можно было бы подать рапорт в письменном виде. Но именно при Патриархе Кирилле отлажена система работы с документами. Рапорт, направленный на имя Патриарха, канцелярией разворачивается и передается в профильный отдел патриархии. Там его читают и кладут на стол руководителя отдела с проектом соответствующей резолюции Патриарха (если руководитель решит эту бумагу передать дальше). И после этого рапорт вновь начинает свое странствие по кабинетам уже собственно патриаршей канцелярии. На любом этапе (если податель письма не имеет высоких «погон» любого ведомства) письмо частного лица и клирика может быть остановлено. То есть его видят десятки глаз. И у меня нет ни малейшей уверенности, что среди этих глаз не будет тех, что принадлежат к голубому лобби. Скорее есть уверенность в противоположном.

5. Знают о силе голубого лобби и сотрудники патриархии. Поэтому никто не решился бы приставить свои ноги к такому письму и пролагать ему дорогу к Патриарху. О мере запуганности духовенства говорит его нынешнее (в лучшем случае) молчание.

6. Неужели вы думаете, что за десятилетия работы и общения в патриархии я не видел, что происходит или не происходит с подобными письмами и их подателями? Не видел поразительных карьерных взлетов уже засвеченных голубков? Я же не сельский дьякон. И если я говорю, что «система очистки замусорена и глуха» - я все же знаю, что говорю.

7. Понятно, что письменное обращение к Патриарху со столь серьезными утверждениями требует документальной подтвержденности, Значит, я должен был бы раскрыть имена потерпевших, зная, что их личные данные и рассказы почти гарантированно станут известны покровителям их священномучителей. А вот действенная реакция Патриарха вовсе не гарантированна (что мы видим по казанской и сыктывкарской историям)</i> (http://diak-kuraev.livejournal.com/592695.html).
________________________________________
Меня заинтересовал 7-й пункт. Это странный довод. Collapse )
Книги

Архим. Тихон (Шевкунов) о действиях протодиакона Андрея Кураева.