July 27th, 2012

Сомерсет Моэм и Гражданская война в России

О шпионской деятельности Моэма я слышал только краем уха, а она, оказывается, вон какая интересная была.

Оригинал взят у zamglavred в Сомерсет Моэм и Гражданская война в России
по следам постов ljwanderer о железнодорожном корпусе Стивенса

...В своей автобиографии У.С. Моэм так вспоминал свою первую и последнюю поездку в Россию в 1917 году: «Я направлялся, как частный агент, которого при необходимости могли дезавуировать. Мои инструкции требовали, чтобы я вступил в контакт с силами, враждебными правительству, и подготовил план, который бы удержал Россию от выхода из войны». До конца жизни Моэм был уверен, что «существовала известная возможность успеха, если бы я был направлен на шесть месяцев раньше». По словам писателя, для реализации задания он имел в своем распоряжении «неограниченные денежные средства». Моэма сопровождали «четыре преданных чеха, которые должны были действовать в качестве офицеров связи между мною и профессором Масариком (будущим президентом Чехословакии. Прим, авт.), имевшим под своим командованием что-то около шестидесяти тысяч своих соотечественников в различных частях России».

Известно, что в ходе сражений Первой мировой войны в России оказалось 200 тысяч пленных чехов и словаков, являвшихся солдатами и офицерами австро-венгерской армии. После Февральской революции Чехословацкий национальный совет, созданный в Париже в 1915 году во главе с профессором Томашем Масариком, принял решение организовать в России корпус, или легион. Предполагалось, что в его состав войдут чехи и словаки, постоянно проживавшие в России, а также те, кто был взят в русский плен.

В июне 1917 года Масарик, прибыв в Россию, занялся формированием двух дивизий корпуса, в рядах которых вскоре оказалось свыше 60 тысяч человек. Корпус был размещен на Левобережной Украине. Сначала было решено направить этот корпус во Францию, где уже находилось немало воинских частей из России. Но потом в руководстве Чехословацкого национального совета стали говорить о том, что корпус может стать «военно-полицейской силой» для наведения порядка в России. Кто выдвинул это предложение и в чем оно точно состояло, до сих пор толком неясно. Дело в том, что события, в которые оказались вовлеченными солдаты и офицеры чехословацкого корпуса, представляли собой запутанную цепь из внешнеполитических интриг. Отдельные же звенья этой цепи были выкованы в ведущих империалистических державах мира.

Хотя Англия и Франция были союзниками России по блоку «Сердечного согласия», или Антанты, они не испытывали к ней «сердечной» близости. Обе державы стремились использовать Россию в своих интересах и в то же время делали немало, чтобы навредить своему союзнику. Каждая из этих стран не желала усиления России в ходе мировой войны. Как отмечал английский историк А. Дж. П. Тейлор, Франция всячески противодействовала планам расширения российских позиций за счет Османской империи, а «у англичан... были свои проблемы с Россией на Ближнем и Среднем Востоке».

Ни Франция, ни Англия не желали сильной России, а поэтому в Лондоне приветствовали свержение самодержавия, увидев в этом событии свидетельство ослабления России. Министр иностранных дел Великобритании Бальфур так прокомментировал весть о революции в России: «Если удастся создать совершенно независимую Польшу..., то можно будет полностью отрезать Россию от Запада. Россия перестанет быть фактором в западной политической жизни, или почти перестанет быть таковым».

Несмотря на то, что Россия была союзницей стран Антанты, западные державы не спешили помогать русской армии, которая приняла на себя первый удар и фактически спасла Францию от разгрома осенью 1914 г. Позже Ллойд-Джордж признавал: «Если бы французы со своей стороны выделили хотя бы скромную часть своих запасов орудий и снарядов, то русские армии, вместо того, чтобы быть простой мишенью для крупповских пушек, стали бы в свою очередь грозным фактором обороны и нападения... Пока русские армии шли на убой под удары превосходной германской артиллерии и не были в состоянии оказать какое-либо сопротивление из-за недостатка винтовок и снарядов, французы копили снаряды, как будто это было золото».

Collapse ).
Любопытно, что из двадцати рассказов цикла "Эшенден" опубликовано только шесть. Остальные четырнадцать были уничтожены автором (пишут даже, что по требованию Уинстона Черчилля). Моэм написал еще "Рассказы о секретной службе". Но похоже, они до сих пор не переведены на русский. Мы ленивы и нелюбопытны:(