Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

Ипостась и "личность".

Читаю де Любака и Марселя.
Отрицание «индивидуализма» в персонализме, экзистенциализме есть – глубинно – отрицание бытия через отрицание ипостаси.
Марсель, на которого опирается де Любак, стремится «противостоять искушению гипостазировать личность» (впрочем, и наш Лосский это проговорил вполне открыто). Отрицание ипостаси (как атомона, индивида, неделимого) есть отрицание спасения вне «организма», «коллектива». Это практический оригенизм, ведущий к необходимости апокатастасиса, ибо невозможно спасение «монады» (де Любак, Марсель).
Но: «Ипостасью мы называем какую-либо разумную сущность с ее свойствами, – имя заимствовано от ὑϕεστάναι – стать под что-либо, взять на себя что-либо… а сущностью (οὐσία) называем предмет, который существует сам по себе и не нуждается в другом для своего существования, – имя – от πεϕυκέναι – произойти, появиться на свет» – говорят отцы VII Вселенского Собора. То есть: то, что не имеет сущности – то не имеет существования. И вдруг открывается, что «личностное» причастие Мистическому Телу у де Любака (и других «возрождателей духа отцов», включая наших) – не имеет ничего общего с реальным (вещным) причастием ипостаси. И, получается, действительно так: не имеющие сущности (и даже, по Марселю, существования) личности, изначально слитые (слипшиеся) в (реально несуществующее) единство, в конечном итоге в Боге еще и «самоупраздняются» (Марсель)...
Все это очень слабо философски, а тем более богословски. У ребят нет никакого способа не-социальной характеристики личности. Но и быть «тупыми марксистами» не хочется. Поэтому приходится растекаться вязкой бесформенной болтовней (Марсель, вообще персоналисты): «выход за пределы», «сущность личности — смело идти навстречу», «брать на себя ответственность», «Другой» и проч.
Отсюда же, из философской беспомощности (если не подозревать злонамеренность) – «несводимость к природе» Вл. Лосского. Это не святоотеческая, а иная (постмодернистская) апофатика, когда отрицается не познание, а бытие и приснобытие. Это "апофатическое ничто" утверждается на месте бытия, ипостасного бытия. И вдруг...
И вдруг из-за завесы слов проглядывает, пролезает ухмыляющаяся морда существа "человекоубийцы искони", которого некоторые чудаки-библеисты не готовы назвать диаволом.
Имея некую интуицию неподлинности мира, разъятого на враждующие или безразличные друг к другу индивиды, персоналисты пытаются просто тупо снять проблему, как несуществующую. Мы просто должны увидеть в Другом – себя. Увидеть, по сути, то, что онтологически (хотя здесь странно говорить об онтологии) уже есть (есть?), лишь об-наружить наличное. Не получится? Не беда. Бог все сделает за нас. Поэтому и речь всерьез идет всего лишь о ярком и красивом против серого и омерзительного, а не о жизни и смерти. Не о вечной жизни и вечной смерти.
Болтуны.
PS Как я мог в свое время с восторгом читать эту белибердяевщину, напряженно «следуя кисти» (ах, это "дзуйхицу"!) всего этого сброда? Но только потому, что сам я не был сознательным врагом Церкви, а просто юным дураком, я не могу до сих пор и до конца поверить, что эти люди суть не дураки, но – враги.
Tags: Анафема, Богословие, Де Любак, Лосский, Онтология, Ориген, Персонализм, Сущность и ипостась, Церковь
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 51 comments