Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

Отче! прости им...

Прочел размышления библеиста А. Десницкого о новых переводах Библии (http://www.foma.ru/perevodyi-novoj-ery.html). Очень интересным показался мне вот этот пассаж:

"На месте не стоит не только наука, но и сам язык. Даже очень хорошо известные слова ветшают и меняют свои значения. В нашей речи, например, слово «жертва» утратило всякое религиозное значение, так называют пострадавших во время стихийных бедствий или войн. А ведь библейская жертва означает не разрушение, а созидание отношений между Богом и человеком. Как тогда поймет наш современник выражение «мирные жертвы» (оно встречается в Синодальном переводе)? Скорее всего, как указание на погибших мирных жителей. Но речь идет о праздничном жертвоприношении и радостном пире.
Или взять слово «искушение»: в Библии это нечто, способное сбить человека с верного пути, а в языке современной рекламы ­– что-то очень приятное и желанное. По сути, вместо отрицательного значения у слова появилось положительное. Такое происходит постоянно, уже в языке Пушкина «прелесть» (особо сильное искушение) стала синонимом красоты и изящества. Кстати, когда толкиновский Горлум в русском переводе называет кольцо «моя прелесть», обыгрываются оба значения это слова. Но слышит ли эту игру зритель или читатель?
И новые переводы нередко ставят своей целью «освежить восприятие» библейского текста. Во многих языках мира слово «фарисей» давно стало означать «циник и лицемер», поэтому все евангельские обличения фарисеев выглядят банальными. Чтобы достичь желанного эффекта и показать всю остроту евангельских обличений, современные проповедники или даже переводчики иногда передают это слово как «духовный наставник, набожный человек»".


Во-первых, мне представляется странным одобрение опыта современных проповедников и переводчиков заменять (иногда) слово "фарисей" словами "духовный наставник, набожный человек". Вместо ясно открытого в Евангелии понимания сути "фарисея" (который является и набожным человеком, и духовным наставником; но этим понимание не исчерпывается), понимания, нуждающегося, возможно, в экспликации в комментариях проповедника или переводчика для неподготовленного слушателя/читателя, нам предлагается просто потерять целостность видения явления. Это только затруднит восприятие действительного постижения сказанного в Евангелии о фарисеях.

Есть, впрочем, в цитируемом тексте еще более странные вещи.
Вот совершенно точная, здравая мысль:
"взять слово «искушение»: в Библии это нечто, способное сбить человека с верного пути, а в языке современной рекламы ­– что-то очень приятное и желанное".
И что? Весь ужас современной ситуации, когда искушение уже для большинства людей считается приятным и желанным, сводится к проблеме изменений в языке? Хорошо бы так! Однако некая непонятная слепота не дает возможности автору продумать и продвинуть мысль свою до следующего, естественного, кажется, шага -- посмотреть, а что именно сегодня считается "приятным и желанным". Андрей Сергеевич! Андрей! Да посмотрите же если не вокруг (может, Ваш круг состоит из совершеннейших небожителей), то прямо на эту самую рекламу. И Вы увидите: приятным и желанным для нас полагается как раз то, что точно называется в Писании искушением. Чувственные наслаждения, похоть, порок -- они и на языке Библии, и на языке современной рекламы называются одним и тем же словом "искушение". Никакого серьезного изменения значения слова не произошло, а произошло гораздо более страшное -- изменение отношения к "похоти плоти, похоти очей и гордости житейской".
Но автор -- хотя не просто библеист, а православный человек! -- не видит этой беды. Он представляет дело так, будто проблема в банальном изменении значения знака...

И, наконец, о "жертве".
Десницкий говорит, что слово "жертва" утратило всякое религиозное значение. Это очень верное наблюдение! "Жертва" -- уже непонятно что такое. Уже мало кто понимает, что жертва только тогда -- жертва, когда есть жертвоприношение; что это нечто, связанное неразрывно с ее принесением кем-то кому-то (или хотя бы чему-то, во имя чего-то). И уж совсем немногие понимают религиозное значение жертвы. Современный человек таким образом лишается понимания самых важных вещей, о которых говорит Слово Божие. И -- главное -- из сознания современного человека вытесняется, вытравливается самое важное событие, самый центр, самое сердце истории человеческой -- искупительная жертва Христа. И что говорить об обычных наших современниках, когда даже некоторые православные (во всяком случае -- номинально православные) богословы уже стесняются говорить о жертве Христовой как жертвоприношении Бога -- Богу! Что же предлагает автор? Из статьи не вполне ясно. Очень хочу надеяться, что он предложит, если будет предлагать, хотя бы заменить "мирная жертва" на "мирное жертвоприношение", а не пожертвовать якобы обветшавшее слово -- духу мира сего..

Десницкий -- я убежден, ибо имел не один случай убедиться, -- хороший, искренний человек. Поэтому же я убежден, что пишет он подобные вещи не по злому умыслу, а по по какому-то, как было сказано выше, непонятному мне ослеплению. Сомневаюсь, что мои замечания будут ему интересны. Но не обратить внимание на выражаемое им умонастроение не могу. Переводы Библии -- тема, касающаяся не только библеистов, но и всех "наших современников".
Да, мы -- свидетели времени, когда искушение становится приятным и желанным, когда прелесть перестает восприниматься как духовная опасность. Но...
Самое время (не сказать ли: последнее время?) "освежить восприятие", однако и -- самое время понять, как и чего восприятие надо "освежить".
PS Уважаемый Андрей, прошу поверить, что не питаю к Вам никакой личной неприязни, и написанное не имеет цели иной, кроме беспристрастного обсуждения затронутых вопросов.
Tags: Богословие, Десницкий, Писание
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 28 comments