Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Category:

Между делом.

Вот к этому разговору: http://diak-kuraev.livejournal.com/419041.html?thread=101351393#t101351393

Просмотрел текст направленной в Синодальную Богословскую Комиссию "Объяснительной Записки заштатного клирика г. Москвы свящ. Георгия Кочеткова", ссылку на который который дает adam_a_nt в этом фрагменте разговора: http://diak-kuraev.livejournal.com/419041.html?thread=101504737#t101504737.
Свящ. Кочетков пишет в ответ на обвинения в отрицании бессмертия души:
"4.1.4 «Вера в то, что всякий человек от рождения своего имеет «бессмертную душу» есть вера языческая, вы это хорошо знаете...» (ПО, № 54, стр. 12).

К сожалению, это предложение из моей проповеди приведено не полностью. Как становится ясно из контекста, здесь имеется в виду, что «бессмертие души» есть вера языческая по происхождению (далее в этом же предложении у меня стоит: «не случайно она и формулируется вполне в языческих терминах»). В этой проповеди я имею в виду лишь такое понимание «бессмертия души», против которого выступали еще христианские апологеты:

«По мнению некоторых платоников она (душа) безначальна и бессмертна... (Но) души необходимо получили начало и могут перестать существовать: ибо они произведены для людей и прочих животных... Поэтому души и смертны и подвергаются наказанию... Что душа живет, никто не будет отрицать. Если же живет, то живет не потому, что есть жизнь, а потому что причастна жизни... Душа причастна жизни, потому что Бог хочет, чтобы она жила, и поэтому может перестать некогда жить, если Бог захочет, чтоб она не жила более» (Св. Иустин философ и мученик. Творения. М., Паломник, Благовест. 1995. С. 142-144).

Другими словами, говоря о том, что «бессмертие души есть вера языческая», я имел в виду то же, о чем писал прот. Георгий Флоровский в своей статье «Воскресение мертвых («бессмертие» души)»: «(Душа) может быть «бессмертной» не по природе, т.е. сама по себе, но лишь по Божией воле, т.е. по благодати» (Прот. Георгий Флоровский. «Воскресение жизни («бессмертие» души)». // Догмат и история. М., 1998 г. С. 232). Здесь же он напоминает, что «бессмертие» души по природе предполагает ее «вечное предсуществование», что осуждено V Вселенским собором.

О реальности смерти души говорил и свт. Григория Палама (см. Протопр. Иоанн Мейендорф. Жизнь и труды свт. Григория Паламы. Спб., Византинороссика, 1997. С. 172-174)

<...>*

Что же касается строго догматического исповедания, то я присоединяюсь к выводу прот. Георгия Флоровского: «Христиане, будучи христианами, не должны верить философским теориям бессмертия. Они должны верить во всеобщее воскресение». Поэтому я твердо держусь православного вероучения и «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века»" (http://psmb.ru/obshchinno-bratskaja-zhizn/istorija-sodruzhestva/statja/sinodalnaja-bogoslovskaja-komissija-nikogda-ne-objavlja/).


Разумеется, свящ. Георгий совершенно прав, различая языческое представление о бессмертии души и православное. Впрочем, из слов его трудно понять, только ли может по православному учению быть бессмертной душа, и были (есть, будут) души, которые смерть постигла.

Вот свящ. Георгий приводит слова св. мч. Иустина: "Что душа живет, никто не будет отрицать. Если же живет, то живет не потому, что есть жизнь, а потому что причастна жизни... Душа причастна жизни, потому что Бог хочет, чтобы она жила, и поэтому может перестать некогда жить, если Бог захочет, чтоб она не жила более". Это совершенно верно, и это соответствует православному учению. Но только ли это говорит св. Иустин? На с. 142-143, цитируемых свящ. Георгием, есть слова, кои он мог бы привести, дабы вполне ясно показать свое православие:
"я не утверждаю, чтобы души уничтожились, ибо это было бы весьма выгодно для злых. Что же бывает с ними? Души благочестивых находятся в лучшем месте, а злые и беззаконные - в худшем ожидая здесь времени суда. Таким образом те, которые оказались достойными видеть Бога, уже не умирают, а другие подвергаются наказанию, доколе Богу угодно, чтоб они существовали и были наказываемы".
Но, может быть, св. Иустин учил о прекращении существования души после Суда? На с. 143 есть незамеченная свящ. Кочетковым сноска, отсылающая к другим текстам св. Иустина, проясняющим его отношение к вопросу. Вот к таким:
1. "Платон также говорил, что грешники придут на суд к Радаманту и Миносу и будут ими наказаны; и мы утверждаем то же самое, но по нашему, судьей будет Христос и души их будут соединены с теми же телами и будут преданы вечному мучению, а не в продолжены только тысячи лет, как говорит Платон" (1 Ап., гл. 8);
2. "...чрез Исаию мы знаем, что члены преступников будут пожираемы червем и неугасимым огнем, оставаясь бессмертными" (Разг. с Триф., гл. 130).
Но эти тексты свящ. Георгий игнорирует.

Не лучше обстоит дело и с цитированием текста прот. Георгия Флоровского.
Во-первых, свящ. Георгий забавным образом вновь "не замечает" тот же самый текст св. Иустина, который приводит Флоровский. На той же странице, к которой апеллирует свящ. Георгий, читаем:
"Из "могут прекратить" однако не следует, что их (тварных существ -- К. Ш.) бытие на самом деле прекращается. Св. Иустин не был "кондиционалистом", и его имя призывалось поборниками "условного бессмертия" совершенно напрасно. "Я не утверждаю, что души уничтожатся..."
Во-вторых, делается подмена вывода. Цитата, представленная как вывод, дающий основание для правильного православного понимания проблемы бессмертия, лишь подчеркивает неприемлемость для христиан верований античных философов и необходимость веровать во всеобщее воскресение, но ничего не говорит о собственно православном понимании проблемы. Хотя всего через две страницы от цитированной свящ. Кочетковым находим фрагмент, имеющий прямое отношение к делу, прямо трактующий о христианском взгляде на бессмертие души, причем поставляемый как итог размышлений прот. Флоровского о данном предмете:
"Можно подвести итог: при обсуждении проблемы бессмертия с христианской точки зрения надо всегда помнить о тварной природе души. Само бытие души не необходимо, т.е., можно сказать, «условно». Оно обусловлено творящим fiat, исходящим от Бога. Однако данное бытие, т.е. бытие, не содержащееся в природе, не обязательно преходяще. Творческий акт — свободное, но не подлежащее отмене Божие деяние. Бог создал наш мир именно для бытия (Прем. 1:14). И не может быть отречения от этого творящего повеления. Здесь — ядро парадокса: имея не необходимое начало, мир не имеет конца. Он держится непреложной (курс. везде в цитате мой -- К. Ш.) Божией волей" (Догмат и история. М., 1998 г. С. 235).
Игнорирование свящ. Георгием явно известных ему отрывков, находящихся непосредственно в привлекаемых им для обоснования своей позиции текстах, очень трудно расценить как забывчивость или невнимательность. Для подобного поведения более подходит определение "тенденциозность".

Для подтверждения своей православности свящ. Георгий ссылается еще на свт. Григория Паламу, опираясь на труд прот. Иоанна Мейендорфа. Действительно, прот. Иоанн приводит достаточно много из сказанного свт. Григорием о смерти души. Достаточно для того, чтобы свящ. Георгий смог уразуметь, каково же православное учение о смерти/бессмертии души. Мы позволим себе пространную цитату:
"...в результате греха душа умирает; при этом он подчеркивает парадоксальное противоречие между “естественным” бессмертием души и ее действительной смертью. “Душа, которая отделившись от своего духовного Жениха... предается удовольствиям и живет в наслаждениях, жива (ибо по своей сущности она бессмертна) умерла (1 Тим. 5, 6)”. Эта мысль о смерти души очень часто встречается в писаниях св. Григория в качестве центральной темы его антропологии и аскетики; речь при этом никоим образом не идет о стилистической фигуре, это настоящая смерть, подлинное значение которой — разрыв с Богом, вызванный грехом: “После преступления наших праотцев в раю... родился грех; а мы, мы умерли, и еще до телесной смерти стали испытывать смерть души — отделение ее от Бога...”. “Когда душа покидает тело и отделяется от него, тело умирает; также, когда Бог покидает душу и отделяется от нее, душа умирает, хотя в другом отношении она и остается бессмертной”; это и есть “вечная смерть бессмертной души,” от которой, как мы увидим, душа освобождается только крещением. Что же касается некрещеных, то их душа остается мертвой. Эта смерть души хотя и не влечет за собой немедленную телесную смерть, делает ее, а также все связанные с ней страдания неизбежными. В день грехопадения душа Адама “подверглась смертной казни... ибо разлучилась с Богом; в самом деле, он хотя и оставался телесно живым еще девятьсот тридцать лет (ср.: Быт. 5, 3-4), но смерть, которую претерпела его душа через грехопадение, не только делает душу бесполезной и предает человека проклятию, но и тело подвергает бесчисленным страданиям, делая его тленным".
Очевидно, что дело у свт. Григория не ограничивается лишь критикой философского учения о бессмертии души и верою в воскресение. Но свящ. Георгий ограничивается лишь сообщением "говорил о смерти души", из которого никак не выведаешь, что свт. Григорий считал душу бессмертной по сущности, а скорее предположишь обратное. Возможно ли подумать, будто свящ. Георгий не видал страницы, на которую ссылается?

Таким образом, можно сказать, что в своей Объяснительной записке свящ. Георгий Кочетков намеренно, увы, уклонился от ответа на вопрос о том, как он мыслит и как он учит о православном понимании проблемы бессмертия души. Более того, тенденциозное цитирование текстов свв. отцов и намеренное умолчание о ясно выраженном (даже в тех немногих текстах, на которые свящ. Георгий нашел возможным обратить свое внимание) учении свв. отцов о смерти/бессмертии души позволяют думать, что учение самого свящ. Георгия Кочеткова от святоотеческого учения отлично.

*См. post scriptum.

PS Я не рассмотрел цитату из митр. Иоанна (Зизиуласа), на которую также опирается свящ. Георгий. Цитата восхитительная в своем роде, как и комментарии свящ. Георгия, но мне банально лень тратить время на разбор этого уже запредельного бреда про "бессмертие Бога не по природе" и т. п. Однако сам текст я приведу, дабы отметить, что незнание/игнорирование свящ. Георгием святоотеческого учения становится тем очевиднее, чем больше он пишет:
"Митр. Иоанн (Зизиулас) в наше время говорит об этом же так: «Сохранение уникальности и ипостаси личности не может быть обеспечено никаким свойством сущности или природы. Попытки древнегреческой философии — и под ее влиянием различных форм христианства — найти природную или «сущностную» основу для выживания человека (например, бессмертие души) не приводят к выживанию личностному. Если душа по природе бессмертна, необходимо личностное выживание (т.е. личностное выживание становится не свободным, а необходимым, что отрицает ее свободу — свящ. Г.К.) — и мы снова возвращаемся к древней классической онтологии. Даже Бог тогда бессмертен благодаря Своей природе, т.е. по необходимости, а человек относится субстанциально-необходимо — к Богу. Все это, будучи естественным для древних греков, у которых не было полной концепции личности, создает огромные экзистенциальные проблемы в приложении к личности в христианском смысле. Неизбежное бессмертие не может быть свойственно свободному Богу и есть вызов в отношении личности» (Иоанн Д. Зизиулас. Личность и бытие (глава из книги «Бытие как общение») // Духовный мир. Сергиев Посад, 1996. С. 126)".
Tags: Бессмертие, Богословие, Зизиулас, Реплика, Сущность и свойства, Церковь, свящ. Кочетков
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments