Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Образ Божий.

Изложение того, как свв. отцы понимали сотворение человека по образу Божию, лишено в проекте Катехизиса отчетливости. Бессистемное перечисление разных мнений делает понимание слишком расплывчатым. Возможно, авторы излишне доверились словам Лосского:
«Если мы захотим найти в творениях свв. отцов точное определение того, что именно соответствует в нас образу Божию, то рискуем растеряться среди различных утверждений, которые хотя друг другу и не противоречат, но тем не менее не могут быть отнесены к какой-то одной части человека»[1].

Взглянем, однако, так ли это. У свв. отцов можно обнаружить, по сути, два понимания выражения «по образу».

1. Свв. отцы относили выражение «по образу» прежде всего к сотворению души с ее свойствами.
Вот как сотворение по образу Божию понимали отцы I Вселенского собора:
«Слово: по образу — употреблено здесь не по отношению к составу телесному, но по отношению к душе. Слушай ты и пойми. Бог, благий по существу Своему, вложил в разумное существо человека то, что называется по образу Его и по подобию, как то: благость, простоту, святость, чистоту, искренность, честность, блаженство и т.п., дабы что в Боге есть по самому существу Его, то самое созданный Им человек мог иметь в разумной части своей, по благодати Божией. И как искусные живописцы изображают на картинках образы предметов не одной и той же краской, но всегда разными, так и Бог даровал созданному Им человеку в разумной храмине его души, то есть в уме, силу различными добродетелями достигать того, чтобы устрояться по образу Его и по подобию»[2].

Из текста мы можем увидеть, что вся множественность и все разнообразие определений относятся Собором к душе и являются описанием ее свойств.
Авторы цитируют свт. Григория Нисского: «Не в подобии тварному миру, но в том, чтобы быть по образу естества Создавшего», но не видят у него отчетливого объяснения сказанного:
 «Человеческое естество есть среднее между двух неких, одно от другого разделенных и стоящих на самых крайностях, между естеством Божественным и бестелесным, и между жизнью бессловесною и скотскою; потому что в человеческом составе можно усматривать часть того и другого из сказанных естеств, из Божественного — словесность и разумность <…>, и из бессловесного — телесное устроение и образование…» (Об устроении человека, 16)[3].

Совершенно очевидно, что свт. Григорий образом Бога считает душу словесную и разумную, а тело («телесное устроение») — образом мира, подчеркивая двоякую сообразность человека — по душе его и телу.
Единомыслен с ним и свт. Григорий Палама:
«Наоборот, умное и разумное естество души, поскольку оно было сотворено вместе с земным телом, получило от Бога и животворящий дух, благодаря которому оно сохраняет и животворит соединенное с ним тело. Этим убеждаются люди разумные относительно того, что человеческий дух, животворящий тело, есть умная любовь; он — из ума и слова, в уме и слове есть и в себе содержит ум и слово. Благодаря ему душа обладает естественным образом столь вожделенной связью с собственным телом, что никогда не желает покидать его и вообще стремится не покидать его, если только какая-либо серьезная болезнь не принудит ее к этому.
[Следовательно], только одно умное и разумное естество души обладает и умом, и словом, и животворящим духом; только оно одно, более чем нетелесные Ангелы, было создано Богом по образу Его» (Сто пятьдесят глав, 38-39)[4].

То же мы находим у прп. Макария Египетского:
«Пусть никто не считает, — учит прп. Макарий, — душу чем-то малым, как живущую в малом теле и целиком ограниченную этим телом. Посмотри, она и в теле, и вне тела, и вся в нем, и вся вне его разумом и помыслами. Великим сосудом и созданием сотворил Бог душу, чем-то драгоценным и прекрасным и превышающим все твари, — таким драгоценным творением, что она способна быть жилищем Божиим (Еф. 2, 22) и создана по подобию Его. В самом деле, душа имеет духовный и умный образ, приличествующий тонкости ее природы, как тело имеет свой образ, но душа есть истинный образ Божий, и тот образ, живой и бессмертный, держит и несет на себе сей образ» (Поучения, 26, 4)[5].

Что к душе следует относить слова «по образу», говорит и прп. Иоанн Дамаскин:
«[Бог] Своими руками творит человека из видимой и невидимой природы по образу Своему и подобию: тело образовав из земли, мыслящую же и разумную душу дав ему посредством Своего вдуновения, что мы и называем божественным образом; ибо выражение по образу обозначает мыслящее и обладающее свободною волею» (ТИПВ, 26)[6].

Думаю, что и вышеприведенных цитат достаточно для доказательства мнения о приписании свв. отцами сообразности Богу именно человеческой душе. Вместе с тем становится понятным, что «связь с собственным телом», животворение его и управление им составляют важную характеристику одного из свойств души, являющегося отображением свойства Первообраза — «царственного достоинства» души, того, что, например, свт. Иоанн Златоуст называет «господством».

2. Вместе с тем свв. отцы понимали выражение «по образу» и так, что Адам был сотворен по образу человечества Христа.
Например, вот что говорит свт. Ириней Лионский:
«Бог прославится в Своем создании, делая его сообразным и подобным Своему Отроку. Ибо руками, то есть чрез Сына и Духа человек, а не часть человека создается по подобию Божию. Душа же и дух могут быть частию человека, но никак не человеком; совершенный человек есть соединение и союз души, получающей Духа Отца, с плотию, которая создана по образу Божию» (Доказательство апостольской проповеди, 2) [7].

Творение человека по образу Божию святитель понимает как «делание сообразным и подобным Своему Отроку», Сыну. Но сообразным Ему по человечеству, в предведении воплощения Сына, ибо
«Не другой есть Христос, а другой — Иисус; но Слово Божие, Спаситель всех, Владыка неба и земли, Который есть Иисус, принявший плоть…» (Против ересей, III, IX, 3)[8].

Ту же мысль высказывали и другие отцы:

«Бог, знающий все прежде бытия его, предызображая прежде основания мира таинство домостроительства Своего во плоти, <…> на земле же Самого Себя (представил) в создании Адама, который, по слову блаженного Павла, есть образ будущего» (Прп. Феодор Студит. Против иконоборцев семь глав, 3)[10];

«<…> естество человеческое от начала составлено было для нового человека, и ум, и желание приготовлены были для него, и разум мы получили, чтобы познавать Христа, и желание, чтобы к Нему стремиться, память имеем, чтобы Его держать в ней, потому что и для творимых Он был первообразом. Ибо не ветхий для Нового, но Новый Адам для ветхого служит образцом. Ибо хотя и сказано, что Новый рожден по подобию ветхого, но только в отношении к тлению... Каким же образом, по самому естеству, ветхий Адам может быть первообразом для нас, когда мы знаем, что прежде него был Сей, у коего все перед очами прежде самого бытия, и как старейший служит подражанием второму, когда по Его виду и образу создан последний, но не пребыл таким, устремлен был к сему, но не достиг сего» (Свт. Николай Кавасила. Семь слов о жизни во Христе, 6)[11].








[1] Мистическое богословие. Киев, 1991.  С. 169.
[2] Деяния Вселенских Соборов. СПб., 1996. Т. 1. С. 47—48.
[3] Творения святого Григория Нисского. . М., 1861. Ч. 1.  С. 139--140
[4] Свт. Григорий Палама. Сто пятьдесят глав. Карснодар, 2006. С. 75-77.
[5] Творения преподобного Макария Египетского. М., 2002. С. 593.
[6] Источник знания. С. 209.
[7] Творения. С. 455.
[8] Там же. С. 238.
[9] О святых иконах и иконопочитании. Краснодар, 2006. С. 171.
[10] Христос. Церковь. Богородица. М., 2002. С. 97-98.
Tags: Новый Катехизис
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 43 comments