Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Карсавин об аде, рае и апокатастасисе.

«Итак, нет вечного адского бытия, ибо оно существует лишь для того, чтобы не быть, ибо вся тварь спасена (арокatastasis ton panton), и есть вечное адское бытие, ибо “все согрешили, все до единого”. Есть адское бытие, ибо Христос — “с душою во аде, яко Бог” по и сам Бог в аду (“аще сниду во ад, Ты само еси”), и нет адского бытия, ибо Христос “победил”, “сокрушил”, “разрушил”, “умертвил блистанием Божества” вечный ад. Эта апория очевидна всякому, кто непредвзято читает Новый Завет, в котором равно утверждаются и вечные адские муки, и спасенность всех. Все спасены несмотря на то, что все в аду. Вечность адских мук не противоречит вечности и Божественности, т. е. единственности рая, спасенности всех и блаженству всех. Адское страдание включается в блаженство, которое, таким образом, есть не наслаждение, а наслаждение чрез страдание или жизнь чрез смерть. Всеблаженства Божьего не нарушает то, что Бог умирает, воплощается и нисходит во ад и в аду. А наше блаженство и есть наша обоженность. Так и в заповедях блаженства его нет, если не “было” страданий нищеты, плача, перенесенных с кротостью обид, неудовлетворенного алкания правды, жертвы собою, отказа от своего, гонений и злословий. Блаженные радуются высшею и чистейшею радостью, ибо смеются сквозь слезы. Они радуются, ибо вспоминают о минувшем горе; но для совершенного воспоминание о минувшем есть преодоление сущего» (О личности).

«”Одним человеком грех вошел в мир… В нем все согрешили” (Рим. V, 12); и все мы "умираем в Адаме" (I Кор. XV, 22), в "ветхом нашем человеке" (Рим. VI, 6). — Разумеется, первородный грех прежде всего конкретно–всеединый грех человечества. Но в Адаме он и грех всего мира. Противопоставляя эмпирическое бытие метаэмпирическому  и несовершенное — идеальному, говорим о вине и "падении" ангелов.
Раз "пал" всеединый Адам, не могли не пасть и ангелы: ангельский мир должен был возникнуть в акте творения, как разъединенный с эмпириею и — в себе — на идеальное и греховное метаэмпирическое бытие, причем эмпирия и метаэмпирия должны быть "после" него. И ни один из ангелов не мог быть достаточным и невинным. Ибо совершенство одного, хотя бы малейшего момента всеединства невозможно без и вне совершенства всех. Если все ангелы не пали, мир не всеединство. Но Божья Благость спасла во Христе весь мир. Во Христе и чрез Христа совершенны и спасены из предельного несовершенства все люди, все ангелы, всяческая тварь. А в Боге, в коем «нет изменения и тени премены» (Иак. I, 17), все существа, сотворенные Им, "всегда" совершенны. Поэтому и "ангельский мир" истинно существует в Боге, т. е. не только "пал", а и "восстановлен" или — "и остался верным Богу". Восстановление Человека есть и восстановление "третьей части" ангелов и сохранение ангельского мира в качестве "идеального", подобно тому как сохранено и несовершенное эмпирическое бытие. Мы видим метаэмпирический мир и "павшим" и "восстановленным": и в качестве метаэмпирического несовершенства и в качестве отражающей совершенство идеальности. Но по недостаточности нашей мы думаем, будто это два мира, а не два модуса одного, ибо два модуса так же взаиморазличны, как два мира» (О началах, 68).

«Никто не минует ада. Если страдает хоть один грешник, сострадают с ним все люди. Всякий страдает не только своею мукою, ибо все грешны, все до одного, но и мукою всех, ибо все во всем виноваты. И святые томятся лицезрением нашей адской муки, т. е. ею. Они мучаются тем, что не могут омочить палец и увлажнить наши засохшие уста, ибо утверждена между ими и нами великая бездна (Лк. XVI, 26). Они томятся, ибо неполно, не совершенно блаженство их без нас. И готовы они за нас быть отлученными от Христа, и дерзновенно требуют, чтобы Он или спас нас или и их вычеркнул из книги жизни. Мать Божия "ходит по мукам" — не скользит по ним бесстрастным лучом света, но — ходит, трудно и сострадательно, проливает слезы и сама нашею мукою томится. Не в насмешку же над нами нисходит Она в наш ад, не для того, чтобы умножить наши скорби! Она молит за нас Бога, докучает Ему. Бог же, ревнующий о лучшем даре Своем — о нашей свободе, воплощается и страдает с нами, не приемля вины, ибо вины в Нем нет, но приемля кару. Христос нисходит в ад, не в преддверие ада, но в самый ад, дабы извести из него грешников. Христос всегда нисходит в ад, всегда и в аду, со–стра–дая всеединому нашему адскому страданию и непостижно его побеждая за нас и в нас» (О началах, 74).
__________________________________________
Вот из чтения этой и подобной мути произрастает все наше либеральное богословие. И наша "неопатристика" занималась только тем, что этот бред "подтверждала" цитатами из свв. отцов. И слава Богу, что многие смогли понять лозунг прот. Флоровского "Вперед
к отцам" буквально, начав читать самих отцов!

PS Дорогие друзья, нет ли у кого книжки Карсавина "О началах" или, еще лучше, файла, воспроизводящего не только текст?
Tags: Вопрос, Карсавин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments