Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Карсавин об аде, рае и апокатастасисе.

«Итак, нет вечного адского бытия, ибо оно существует лишь для того, чтобы не быть, ибо вся тварь спасена (арокatastasis ton panton), и есть вечное адское бытие, ибо “все согрешили, все до единого”. Есть адское бытие, ибо Христос — “с душою во аде, яко Бог” по и сам Бог в аду (“аще сниду во ад, Ты само еси”), и нет адского бытия, ибо Христос “победил”, “сокрушил”, “разрушил”, “умертвил блистанием Божества” вечный ад. Эта апория очевидна всякому, кто непредвзято читает Новый Завет, в котором равно утверждаются и вечные адские муки, и спасенность всех. Все спасены несмотря на то, что все в аду. Вечность адских мук не противоречит вечности и Божественности, т. е. единственности рая, спасенности всех и блаженству всех. Адское страдание включается в блаженство, которое, таким образом, есть не наслаждение, а наслаждение чрез страдание или жизнь чрез смерть. Всеблаженства Божьего не нарушает то, что Бог умирает, воплощается и нисходит во ад и в аду. А наше блаженство и есть наша обоженность. Так и в заповедях блаженства его нет, если не “было” страданий нищеты, плача, перенесенных с кротостью обид, неудовлетворенного алкания правды, жертвы собою, отказа от своего, гонений и злословий. Блаженные радуются высшею и чистейшею радостью, ибо смеются сквозь слезы. Они радуются, ибо вспоминают о минувшем горе; но для совершенного воспоминание о минувшем есть преодоление сущего» (О личности).

«”Одним человеком грех вошел в мир… В нем все согрешили” (Рим. V, 12); и все мы "умираем в Адаме" (I Кор. XV, 22), в "ветхом нашем человеке" (Рим. VI, 6). — Разумеется, первородный грех прежде всего конкретно–всеединый грех человечества. Но в Адаме он и грех всего мира. Противопоставляя эмпирическое бытие метаэмпирическому  и несовершенное — идеальному, говорим о вине и "падении" ангелов.
Раз "пал" всеединый Адам, не могли не пасть и ангелы: ангельский мир должен был возникнуть в акте творения, как разъединенный с эмпириею и — в себе — на идеальное и греховное метаэмпирическое бытие, причем эмпирия и метаэмпирия должны быть "после" него. И ни один из ангелов не мог быть достаточным и невинным. Ибо совершенство одного, хотя бы малейшего момента всеединства невозможно без и вне совершенства всех. Если все ангелы не пали, мир не всеединство. Но Божья Благость спасла во Христе весь мир. Во Христе и чрез Христа совершенны и спасены из предельного несовершенства все люди, все ангелы, всяческая тварь. А в Боге, в коем «нет изменения и тени премены» (Иак. I, 17), все существа, сотворенные Им, "всегда" совершенны. Поэтому и "ангельский мир" истинно существует в Боге, т. е. не только "пал", а и "восстановлен" или — "и остался верным Богу". Восстановление Человека есть и восстановление "третьей части" ангелов и сохранение ангельского мира в качестве "идеального", подобно тому как сохранено и несовершенное эмпирическое бытие. Мы видим метаэмпирический мир и "павшим" и "восстановленным": и в качестве метаэмпирического несовершенства и в качестве отражающей совершенство идеальности. Но по недостаточности нашей мы думаем, будто это два мира, а не два модуса одного, ибо два модуса так же взаиморазличны, как два мира» (О началах, 68).

«Никто не минует ада. Если страдает хоть один грешник, сострадают с ним все люди. Всякий страдает не только своею мукою, ибо все грешны, все до одного, но и мукою всех, ибо все во всем виноваты. И святые томятся лицезрением нашей адской муки, т. е. ею. Они мучаются тем, что не могут омочить палец и увлажнить наши засохшие уста, ибо утверждена между ими и нами великая бездна (Лк. XVI, 26). Они томятся, ибо неполно, не совершенно блаженство их без нас. И готовы они за нас быть отлученными от Христа, и дерзновенно требуют, чтобы Он или спас нас или и их вычеркнул из книги жизни. Мать Божия "ходит по мукам" — не скользит по ним бесстрастным лучом света, но — ходит, трудно и сострадательно, проливает слезы и сама нашею мукою томится. Не в насмешку же над нами нисходит Она в наш ад, не для того, чтобы умножить наши скорби! Она молит за нас Бога, докучает Ему. Бог же, ревнующий о лучшем даре Своем — о нашей свободе, воплощается и страдает с нами, не приемля вины, ибо вины в Нем нет, но приемля кару. Христос нисходит в ад, не в преддверие ада, но в самый ад, дабы извести из него грешников. Христос всегда нисходит в ад, всегда и в аду, со–стра–дая всеединому нашему адскому страданию и непостижно его побеждая за нас и в нас» (О началах, 74).
__________________________________________
Вот из чтения этой и подобной мути произрастает все наше либеральное богословие. И наша "неопатристика" занималась только тем, что этот бред "подтверждала" цитатами из свв. отцов. И слава Богу, что многие смогли понять лозунг прот. Флоровского "Вперед
к отцам" буквально, начав читать самих отцов!

PS Дорогие друзья, нет ли у кого книжки Карсавина "О началах" или, еще лучше, файла, воспроизводящего не только текст?
Tags: Вопрос, Карсавин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments