Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Неуч-подпидорок Кураев как знаток православной экзегетики.

Уважаемый Аноним в комменте (http://kiprian-sh.livejournal.com/390026.html?thread=14994826#t14994826) дал ссылку на запись известного борца с «голубым лобби» протодиак. Кураева, где тот, обратившись к источнику, почитаемому им компетентным, дает новое для православной Церкви толкование понятия «содомский грех».
Протодиак. Кураев пишет:

«Евреи компетентно говорят: в Содоме дело было в деньгах

Современное иудейское толкование на Быт.19:

"И мы познаем их. Изнасилуем. Жители Содома поступали так, чтобы отвадить чужих посещать их город - боясь, что это приведет к утечке их богатств"

Пятикнижие Моисеево или ТОРА с русским переводом, комментарием, основанным на классических толкованиях. Под общей ред. Г.Брановера. — Иерусалим-Москва. 1991. Т. 1. Брейшит, с. 227.

Лот и сам в Содоме иноземец. А тут еще какую-то свою родню подселяет. В общем, уставший от беженцев Евросоюз Содом взбунтовался против "понаехавших тут".

Возможно, и в самом деле кара Содому - не за секс. В конце концов, та мерзость, что Лот предлагает сделать содомлянам же своими дочерьми, еще хуже. ср. Суд. 19,23-30.

Ситуация, похожая с пониманием греха Онана: из общего свинства описываемого персонажа монашеская экзегеза выделяет именно сексуальный момент и ставит его превыше всего» (http://diak-kuraev.livejournal.com/1359976.html).

Далее наш «борец», памятуя, что позиционирует он себя все-таки православным, а не иудеем, делает попытку подкрепить экзегезу компетентного источника опорой на свв. отцов:
«Полез в соотв.том "Библейских комментариев Отцов Церкви", полагая, что там-то будет много обличений содомского греха. И - ничего не нашел именно про сам грех. Проверил прямо по Златоусту - и он об этом не пишет. Только у "греческого Ефрема Сирина" есть этот сюжет - и уже именно с сексуальным акцентом (Творения ч. 6. ТСЛ, 1901, с. 287)».

Эта «проверка прямо по Златоусту» демонстрирует весьма неудовлетворительные познания протодиакона даже в хрестоматийных текстах свт. Иоанна. В Беседах на Послание к Римлянам, IV святитель толкует слова св. ап. Павла:
Сего ради предаде́ их Бог в страсти безчестия: и жены бо их измениша естественную подобу в презъестественную. Такожде и мужие, оставльше естественную подобу женска пола, разжегошася похотию своею друг на друга (Рим 1.26-27).

Святитель говорит:
«Итак, все страсти безчестны, но особенно безчестна безумная любовь к мужчинам, потому что душа страдает и унижается в этих грехах более, чем тело в болезнях. Смотри же, как апостол и здесь лишает язычников прощения, сказавши о женщинах подобно тому, как и об учении: “измениша естественную подобу”. Никто не может, сказать, говорит он, что оне дошли до этого, будучи лишены обыкновенного способа соития, и что предались столь необычайному неистовству потому, что не могли удовлетворить своей похоти, так как изменять возможно только то, что имеют, как апостол и сказал в речи об учении: “премениша истину Божию во лжу” (Рим.1:25). Тоже самое опять, но несколько иначе, апостол сказал и о мужчинах: “оставльше естественную подобу женска пола”. И у женщин, и у мужчин он равно отнимает возможность извинения, обвиняя их не только в том, что они имели наслаждение и, оставив то, что имели, обратились к иному, но и в том, что, презрев способ естественный, прибегли к противоестественному. Но противоестественное и более неудобно, и более неприятно, так что не может быть и названо удовольствием. Ведь истинное удовольствие сообразно с природою, а когда Бог оставляет, тогда все приходит в беспорядок. Вследствие этого у язычников не только учение было сатанинское, но и жизнь дьявольская. <…>
 Итак, коснувшись сперва женщине, апостол обращает потом речь к мужчинам: “такожде и мужие, оставльше естественную подобу женска пола”. Является доказательством крайней порчи то, когда развращены тот и другой пол, когда мужчина, поставленный быть наставником жены, и женщина, которой поведено быть помощницею мужа, поступают друг с другом, как враги. Заметь же, какие сильные выражения употребляет апостол. Не сказал, что они питали взаимную любовь и вожделение, но — “разжегошася похотию своею друг на друга”. Замечаешь ли, что все произошло от преизбытка вожделения, которое не в силах оказалось остаться в собственных своих пределах? Все, преступающее законы, установленные Богом, питает вожделение к необычному и незаконному. Подобно тому, как многие, потерявши позыв к обыкновенной пище, нередко едят землю и мелкие камни, а другие, томясь сильною жаждою, часто пьют и грязную воду, — так и язычники вскипели этою противозаконною любовью. И если ты спросишь: откуда такая напряженность страсти? — отвечаю: оттого, что они были оставлены Богом. А отчего произошло это Божие оставление? От беззакония оставивших Бога. <…>
Известно, что в древности такое дело считалось даже законным, а один языческий законодатель запретил рабам натирать себя маслом до суха и мужеложствовать, предоставив только свободным такое преимущество, а лучше сказать — такое студодеяние. И, вообще, язычники не считали это дело бесстыдным, но, как нечто почетное и более высокое, чем состояние рабов, предоставляли его лишь свободным. Так думал мудрейший народ афинский и великий из афинян Солон. Можно найти много и других философских сочинений, зараженных тою же болезнью. Однако же, вследствие этого, мы не назовем такого дела законным, а, напротив, — признаем жалкими и достойными многих слез тех людей, которые приняли этот закон. Что делают блудницы, тоже, а лучше сказать — более безобразное совершают и мужеложники. Смешение с блудницами хотя беззаконно, но естественно, а мужеложство и противозаконно, и противоестественно. Если бы не было геенны и не угрожало наказание, то это было бы хуже всякого наказания. <…> Я утверждаю, что эти (мужеложники) хуже убийц, так как лучше умереть, чем жить после такого поругания. Убийца отторгает душу от тела, а этот губит и душу вместе с телом. Какой ни назови грех, ни один не будет равен этому беззаконию. И впадающие в него, если бы сознавали совершаемое, приняли бы бесчисленные смерти, чтобы только не подвергаться этому греху.
   Ничего, ничего нет неразумнее и тяжелее такого поругания. Если Павел, рассуждая о блуде, сказал: “всяк... грех, егоже аще сотворит человек, кроме тела есть: а блудяй во свое тело согрешает” (1Кор 6.18), то что сказать об этом безумии, которое настолько хуже блуда, что нельзя и выразить? <…>
Между тем нет ничего непотребнее мужчины, сделавшегося блудницей, потому что не только душа, но и тело допустившего такое поругание становится ничтожным и достойным изгнания отовсюду. Какие же геенны достаточны для таких!»

Может быть, это все у свт. Иоанна сказано лишь о языческих непотребствах, а не о Содоме, и потому не имеет отношения к записи протодиак. Кураева? Нет, далее, как будто специально для этого любителя «компетентных толкований» (и, кстати, отрицателя реальности гееннских мук) святитель продолжает прямо о противоестественном грехе жителей Содома:
«А если ты, слыша о геенне, смеешься и не веришь, то вспомни об огне содомском. Ведь мы видим, даже в настоящей жизни видим подобие геенны. Так как многие готовы были совсем не верить явившимся по воскресении и возвестившим, что и теперь существует огонь неугасимый, то Бог и вразумил их событиями настоящей жизни. Таково было сожжение Содома и истребление его огнем, о чем знают бывшие там и собственными глазами видевшие следы божественного наказания и небесных молний. Пойми же, как велик был грех, побудивший геенну явиться преждевременно, С другой стороны, так как многие презирали речи (о геенне), то Бог на деле показал им подобие её в некотором новом виде. Дождь тот был необыкновенный, как и смешение содомлян было противоестественно; он затопил землю, как и похоть наводнила их души. Этот дождь был по своему действию противоположен дождю обыкновенному: он не только не возбудил утробу земли к произрастанию плодов, но и сделал ее неспособною к принятию семян. Таково было и смешение мужчин земли содомской, которое делало их тела более бесплодными. Что грязнее, что отвратительнее того мужчины, который стал блудницею? Какое неистовство, какое безумие! Откуда вторглась эта похоть, оскорбляющая человеческую природу, на подобие врагов, а лучше сказать, настолько ужаснее врагов, насколько душа превосходнее тела? О, вы бессмысленнейшие и бессловесных, бесстыднейшие и собак!»

Очевидно, протодиак. Кураев, как филокатолик и поклонник папы Франциска I, почувствовал, что борьба с «голубыми» уже неактуальна. Вот и подправил дискурс. Это его право, конечно, выбирать себе источники для вдохновения и назидания...
Однако лезть в знатоки православной экзегетики этому борцу с голубым лобби неучу-подпидорку не стоит. Если уж не подпидорком, то пусть хоть неучем будет западло себя показывать.
Tags: Богословие для чайников, Франциск I, протодиак. Кураев
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments