Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

О греховной воле.

Вчера я получил коммент от Андрея Горбачева, где он дал мне ссылку на «более развернутый ответ на критику о. Валентина Асмуса» учения архим.[1] Илариона (Троицкого) (http://kiprian-sh.livejournal.com/243591.html?thread=12593543#t12593543).
Весь «развернутый ответ» (http://azbyka.ru/otechnik/Valentin_Asmus/arhiepiskop-ilarion-troitskij-i-pravoslavnoe-bogoslovie)  мне разбирать недосуг (для объективности отмечу, что некоторые моменты — впрочем, второстепенные — мне показались верными), но несколько слов скажу.
Пытаясь отвести критику о. Валентина, автор подчас оказывается перед настолько трудной задачей, что обречен впасть в какой-то прям «православный сюрреализм». Взять, к примеру, опровержение А. Горбачевым понимания взгляда архим. Илариона на человечество Христово, как нечуждое греха. Отец Валентин приводит слишком красноречивую цитату:
«На Голгофе совершено было Богочеловеком отречение от воли греховной, человеческой. Эта воля трепетала креста, хотела пройти мимо его, да мимоидет крест, но, объединенная с волей Божественной во Христе, она сказала Отцу: “Не моя воля, но Твоя да будет”».

А. Горбачев вынужден признать, что «на первый взгляд автор в этих словах напрямую приписывает Христу греховную человеческую волю». Однако он не согласен с этим «первым взглядом» и предлагает весьма оригинальную интерпретацию. Он полагает, что выражение «моя воля»
«относится ко греховной воле человеческой, которая в Гефсимании вместе с безгрешной, но не бесстрастной волей Христа трепетала Креста, но всё же, «объединенная с волей Божественной во Христе, она сказала Отцу: “Не моя воля, но Твоя да будет”»» (выделено мною — К.Ш.).

Неточность архим. Илариона, когда получается, что волит не Сам Христос по человечеству, а во Христе волит Его человеческая воля, у автора апологии превращается в нечто неудобопредставимое. Во Христе оказываются не две, а сразу три воли: греховная [обще?]человеческая, безгрешная воля Христа и воля божественная. Что есть во Христе греховная человеческая воля и каким способом она существует в Его ипостаси — автор не раскрывает. А жаль, ибо недостаточно образованному читателю может померещится (Господи, помилуй!) нечто весьма странное, мерзкое, копошащееся в ипостаси Спасителя... Что же делать? Такова и есть цена попытки спасти еретическое богословие невзирая ни на что. Обычно такая цена именуется «любой» :)
Другая же попытка — увидеть в словах архим. Илариона понимание гефсиманского моления как относительное усвоение — совершенно жалка и безосновательна и только мешает восхититься оригинальностью первого толкования.
И чего же достигает автор в своем оригинальном толковании? Да все того же, что о. Валентин обнаруживает у архим. Илариона... Греховная человеческая воля таки оказывается обоженной уже в Гефсимании. Зачем же тогда Крест? Что нового к Воплощению и последующему исцелению греха в Себе (ну, у А. Горбачева только все более сложно представлено) добавляет Крест?
Автор пишет об архим. Иларионе, что
«его попытки осознать в свете святоотеческого учения смысл и место крестной смерти и воскресения Спасителя не всегда выглядят достаточно ясными».

Это так. Но откуда взяться бы ясности, если Крест в системе, которую исповедуют архим. Иларион и его последователь, совершенно бесполезен и служит разве что украшением повествования, придавая ему трагизму, но в сотериологическом плане излишен, ибо все дело спасения могло бы совершиться и помимо Креста?





[1] Я согласен с о. Валентином, что тексты архим. Илариона не следует подписывать как тексты священномученика, так как нам неизвестно вполне, не пересмотрел ли он впоследствии своих взглядов.
Tags: Андрей Горбачев, Богословие, Искупление, Сущность и ипостась, архим. Иларион Троицкий, прот. Валентин Асмус
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 121 comments