Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

Соединение природ.

«Совершенно невозможно дать приемлемую рациональную схему, объясняющую тайну Воплощения. Оно есть абсолютно уникальное событие, доступное только очам веры. Но существует философский контекст, проистекающий из образов Священного Писания и долгих споров IV–VIII вв., приведших к отвержению некоторых понятий, которые Церковь посчитала ошибочными. Этот философский контекст включает, в частности, весьма специфическое понятие ипостаси, которое позволяет понять, каким же образом в Самом Божественном естестве могли произойти изменения («Он стал тем, чем не был, оставаясь Тем, Кем был»)»[1].

Какое-то гнетущее впечатление странности, фантастичности происходящего возникает у меня от чтения текстов протопр. Иоанна Мейендорфа... Странно мне не то, что и как он пишет, а то, что уже несколько поколений воспитывается на этой литературе, и эта чушь все еще остается:
а) не разобранной критически,
б) не осужденной Церковью и не запрещенной в качестве пособия по изучению православного богословия.

В одном маленьком абзаце разом присутствуют и глупость, и ересь.
1. Глупость — в утверждении: «совершенно невозможно дать приемлемую рациональную схему, объясняющую тайну Воплощения. Оно есть абсолютно уникальное событие, доступное только очам веры». Это высказывание совершенно недопустимо сужает сферу непознаваемого рационально, так как для того, чтобы подчеркнуть непостижимость соединения двух природ во Христе, свв. отцы часто используют аналогию с непостижимостью соединения в человеке души и тела. Например, свт. Григорий Нисский говорит:
«Если же спрашиваешь: как Божество соединяется с человечест­вом? — то смотри, прежде следует тебя спросить: какое сродство у души с плотью? Если же неизвестен способ соединения души твоей с телом, то, конечно, не должно тебе думать, чтобы и то стало доступно твоему пос­тижению. Но как здесь и уверены мы, что душа есть нечто иное с телом, потому что плоть, разъединенная с душой, делается мертвой и бездейс­твенной, и не знаем способа соединения, так и там, хотя признаем, что ес­тество Божеское велелепно отличается от естества смертного и скоротеч­ного, однако же невместимо для нас уразумение способа, каким Божество соединяется с человечеством» (Большое огласительное слово, 11)[2].
2. Ересь — в утверждении, будто возможно хоть в каком-либо смысле сказать об изменении в божественном естестве.

А гнетущее впечатление все это производит оттого, что при попытке дать «приемлемую рациональную схему, объясняющую тайну» продолжающегося почти тотального безоговорочного почитания богословия «неопатристов», я не нахожу ни одного сколько-нибудь утешительной.



[1] Мейендорф И., протопр. Пасхальная тайна: статьи по богословию. М., 2013. С. 131.
[2] Свт. Григорий Нисский. Догматические сочинения: в 2 т. – Краснодар, 2006. Т. 1. С. 25.
Tags: Богословие, Персонализм, Сущность и ипостась, протопр. Мейендорф
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments