Киприан Шахбазян (kiprian_sh) wrote,
Киприан Шахбазян
kiprian_sh

День рождения.

Прочитал пост дорогой Anabel Lee на ФБ (очень жаль, кстати, что она покинула ЖЖ!): https://www.facebook.com/gueremes/posts/1602777369955217?pnref=story.
И вспомнил одну историю. Со мною ли она была? Была ли она вообще? Но вот запомнилась. И как запомнилась -- так и расскажу.
Но сначала скажу пару слов о наркотиках. В предыдущем посте я назвал портвейн (да это можно сказать про любой алкоголь) "суррогатом христианства". Я и действительно так думаю. Было что-то в нашей тяге к спиртному от тоски по полной взаимной любви и открытости. Сакраментальный вопрос: "Ты меня уважаешь?" -- в последней глубине своей был взыванием к другому о любви и единении; слепым, уродливым, искаженным, бессознательным, но... стремлением осуществления заповеди "да любите друг друга", призыва св. ап. Павла: "будьте братолюбивы друг к другу с нежностью; в почтительности друг друга предупреждайте". Я помню, что это был суррогат, но не откажусь от того, что это был суррогат христианства.
Иное -- наркотик. Мне в силу пестроты круга общения и юношеского страха, как бы не прослыть слабаком, довелось попробовать разной гадости немного и самому, и очень много (и годами) наблюдать опыт потребления наркотиков среди знакомых (иногда -- очень близких людей). И я вынес совершенно определенное заключение: нет ничего, более противного христианству. Там, где пьяница ласково и просяще предложит "сообразить на троих" (!!!), наркоман позовет лишь "поддержать кайф", но -- не общий, а его собственный кайф. Ты поддерживаешь кайф только тем, что тоже рядом получаешь такой же кайф, но твой собственный, отдельный. Какой бы толпой ни собирались наркоманы, как бы ни сходна была их реакция на наркотик (напр., коллективное "впоймали хи-хи"), каждый ловит кайф сам и для себя. Это отчуждение, самозамыкание -- принцип наркотического опьянения. Возможно достижение потрясающих иллюзий единства со всем миром, с "совокупностью всего творения" (как говаривал Ориген), но даже эта иллюзия -- это твоя личная иллюзия, и весь мир -- только твой, где нет места реальному живому другому. Другой -- никогда не повод для любви. Вспышки похоти, которую назвать "животной" означает похулить творение и Творца, сопровождающиеся тем, что именовалось словом (говорящим значительно более, чем вкладываемый обычно смысл) "сухостой", -- являют некую страшную гримасу антилюбви ("анти-" и в смысле "вместо", и в смысле "против").
Опыт (и личный, и опосредованный наблюдением за другими) давал мне всегда знать, что наркотики и их "дары" -- нечто в лучшем случае просто мне чуждое, а чаще -- омерзительное.

А теперь грустная история о моем визите на наркоманское празднование дня рождения.
Дело было в 1979-м году, теплым майским вечером. Я был приглашен одной своей знакомой в совершенно незнакомую компанию. Мне было обещано, что все будет прекрасно, ребята удивительные, очень умные, с ними не скучно, любят ту же музыку и те же книги, что и мы и т.п. Я всегда неохотно соглашался на такие приглашения, но барышня была красивая :)
Еще перед дверью я понял, что знакомая моя не врет: звуки Wish You Were Here не оставляли сомнений. Дверь нам открыла симпатичная худенькая девушка в маечке и "левисах". Она была очень радушна, обнялась и расцеловалась с подругой и со мной. Настолько радостно и радушно (со мной), что в моей голове мелькнула некая мысль, которую, если бы она не была столь мимолетна, я бы тогда же выразил словом "слишком". Замечу, что как только дверь открылась, терпко пахнуло гашкой*, но особо удивительного тут ничего не было, и ничто меня не настораживало.
У меня в руках были подарки: бутылка армянского коньяка (его иногда можно было купить "сподполы" в "Зеленом гастрономе"), бутылка водки и бутылка Абрау-Дюрсо. Было что-то еще, и хозяйка -- а встретившая нас девушка была как бы "хозяйкой" (отмечали день рождения "ее парня", но у нее, поскольку именно ее "хата" была свободна, т.к. родители были где-то в отъезде) -- провела нас на кухню. Краем глаза я заметил своеобразную сервировку стола, слегка растерялся, но прошел вслед за ней на кухню, где была еще одна девушка. На кухне серьезно готовились к празднику: на плите варился кукнар, рядом с плитой ждала очереди металлическая чашка с двумя шприцами в воде. На кухонном столе стояла совершенно огромная кастрюля с голубцами. Заметив мой взгляд, хозяйка улыбнулась: "Если на хавчик пробьет. Ну, ребята, пойдемте к столу. И эти свои бутылки сразу бери". В этих последних словах мне послышалось легкое презрение. Ну, да я уже понял, куда попал, и поговорку "рожденный ползать -- летать не может" знал :)
Мы вышли ко всей компании. Застолье было впечатляющим и эстетским! За столом в кумаре сидело человек пять. По кругу гонялись сразу три мастыры. На столе находились: реально гигантский шарик пластилина, две пачки шикарных "Богатырей" (а не фуфлового "Беломора", который только портит аромат ганжибаса, да и звездочки отродясь не имел, а эти забивать -- как спецом сделаны!) и неисчислимое количество бутылок лимонада и минералки. Я догадался, что предусмотрен и случай, если не только на хавчик, но и на сушняк пробьет.
В общем, мне стало неинтересно. Я бы ушел сразу, но, повторю, девушка, меня пригласившая, была красива. Я рассчитывал чуть позже уйти вместе. Мы все наконец сели за стол: хозяйка, две ее подружки и я -- со свои нелепым "бухлом" и лимончиком (который быстренько настрогал на кухне). Сидящие за столом уже были задумчивы. Пинк Флойд уже свое отыграл, было тихо. Ко мне из кумара протянулась рука соседа с мастырой: пыхнешь? Я не отказался, разумеется. Но мне все это не нравилось, компания была не моя, поэтому отвязываться с совершенно непредсказуемыми последствиями мне не хотелось. Я открыл коньяк, оглядел соседей, по глазам понял, что никто не хочет, налил себе полстакана и хлопнул. Сразу стало душевно теплее, лица вокруг как-то засветились, глаза залучились. Я воодушевленный и доверчивый встал и хотел сказать поздравление имениннику. Но быстро опомнился, натолкнувшись на немой упрек "моей" девушки, и сделал вид, что мне просто "надо". Когда я вернулся, было уже как-то совсем тихо. Тишину можно было назвать и сосредоточенной, если смотреть на компанию, и гнетущей, если смотреть на меня. Прошло сколько-то времени, я уже изнывал от вынужденного молчания, от невозможности поговорить. Именинник вдруг задумчиво спросил в никуда: "Баха будем?". Через пару минут, не дождавшись ответа, подошел к проигрывателю, и поставил какой-то ГДР'овский пласт. Ну, хоть музыка меня устраивала :) Я хлопнул еще маленько. И когда ко мне вновь протянулась рука с мастырой, я попытался сказать, что я вот не хочу, я тащусь с другого, я вообще художник, я... Сосед чуть зажмурился от моей нестерпимой болтливости, кивнул и протянулся к сидящей дальше "моей" девушке. Та взяла мастыру и с явным неудовольствием глянула на меня. "Тока пятку хоть ей стяни!", -- попросил сосед, -- "Она не умеет". Я выполнил его просьбу. И собрался уходить.
Тут как раз музыка резко оборвалась (не помню, почему, по-моему, хозяйка выключила).
"Кофе будем?" в тишине спросила хозяйка. Молчание тянулось минуты три-четыре (это было уже невыносимо!). Все сосредоточенно думали. Каждый о чем-то своем. "Ну..." -- задумчиво согласился именинник. Хозяйка встала, включила свет.
Я понял, что мне пора... Продолжение вечера в этом доме мне был ясно и тягостно: из нескольких все-таки произнесенных за столом фраз, я понял, что ждут еще некоего Сосо, который, если хочешь, ляпнет опиушкой. Девушка "моя" благополучно уже ловила козлика, беспокоить я ее не стал.
Свой початый коньяк я забрал с собой. Шампанское было на столе, его открыли (тоже не помню как и кто, наверное, все-таки я) и девочки его изредка потягивали. А водку забирать из холодильника мне было отчего-то неловко.
___________________________________
* Термины и идиоматические выражения я растолковывать не стану.
Tags: Память
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments